Одесса
1 Co
USD

Черная археология. Неизвестные солдаты.

Они сражались за Родину, а их кости гниют на полях и в посадках. Память павшим или плевок на могилу – археологический эксперимент отдела «НОРМАЛЬНО».

Теплодар. Полиция изымает у жителя крупную партию оружия. Говорят, он сам изготавливал боеприпасы. Нашли и три миномета. Владельцем арсенала оказался местный реконструктор и поисковик. Почти все нашел на местах былых сражений.

Денис КОРНЫШЕВ, специальный корреспондент
– Оружие и боеприпасы из земли достать можно, если знаешь, где копать, а копать можно почти везде, особенно ближе к Одессе. В сорок первом тут шли масштабные бои.

Все, что достают из земли, чистится и продается в интернете с обозначением «коп». Вот, крупный форум милитаристов. Штык-ножи продают от тысячи гривен за штуку.

В поисках оружия и личных вещей павших «черные археологи» вскрывают неизвестные захоронения бойцов. Судьба останков их не волнует. Историк Василий Прокофьев рассказывает о судьбе защитников знаменитой 412-й береговой батареи.

Василий ПРОКОФЬЕВ, старший научный сотрудник Одесского историко-краеведческого музея
– Они находили по бывшим окопам, по воронкам останки, но они все потревоженные. Грубо говоря, это одни голые кости. Ну и трудно себе представить: это красноармеец или противник. Местные жители…, они обирают эти останки, забирают те же котелки, может быть какую-то заледеневшую скрученную обувь, еще что-то, она им абсолютно не нужна, ну вот такие вот трофеи, какие-то боеприпасы неразорвавшиеся.

Прокофьев изучает оборону города уже 20 лет и сам когда-то занимался поисковыми работами. Говорит, что чиновники не понимают, зачем изымать останки из земли.

Василий ПРОКОФЬЕВ, старший научный сотрудник Одесского историко-краеведческого музея
– Многие чиновники в свое время мне действительно говорили, когда мы оформляли нашу вот бывшую группу, зачем вам это надо… Не надо ворошить прошлое. А я им всегда говорил, далеко не надо ходить. Вы подъедьте за Великий Дальник… весной, осенью, ну когда идет вспашка той же земли, посмотрите. Это все выворачивается на землю. Это не только ржавые осколки от мин, от снарядов и еще чего-либо. Это иногда и кости.

Во время боев времени хоронить павших просто не было. Одни и те же поля и высоты неоднократно переходили из рук в руки. Погибших засыпали землей в окопах и траншеях.

Василий ПРОКОФЬЕВ, старший научный сотрудник Одесского историко-краеведческого музея
– Это, в основном, братские могилы.  У той же румынской армии, по возможности,… хоронили максимум в одной могиле одного, ну двух бойцов.

Историк говорит: есть факты уничтожения крупных кладбищ советскими властями. С погостами противника никто не церемонился. Под Одессой на месте большого румынского кладбища в 70-е годы построили автомобильные ангары и ТЭЦ.

Глава «Союза поисковых отрядов Украины» Дмитрий Заборин подтверждает – погибшие никому не нужны. Недавно государственное сельскохозяйственное предприятие отказало в раскопках на своей территории.

Дмитрий ЗАБОРИН, председатель «Союза поисковых отрядов Украины»
– Мою просьбу согласовать проведение работ, чтобы мы сделали это качественно, под контролем, никому не мешали, мне ответили отказом, потому что кукуруза для них важнее… Застраиваются и уже застроены  массово места боев, то есть там, где шли бои неделями и переходящие позиции из рук в руки, где погибли сотни человек, там раскинулись фривольно коттеджные городки.

Опытный поисковик констатирует – в этой сфере деятельности почти полный хаос. Раскопки ведут все, кому не лень.

Дмитрий ЗАБОРИН, председатель «Союза поисковых отрядов Украины»
– Я лично разработал четыре законопроекта, они зарегистрированы в Верховной Раде, но они там находятся уже около двух лет, даже не попав в комитет… Не существует закона, который четко бы определял участие в этом общественных организаций… Поэтому большинство отрядов не сильно напрягается получением каких-то разрешений… Никто не знает, чем занимаются все эти общественные организации, они никуда не отчитываются, ни перед кем, а те, кто отчитываются, их отчеты попадают неизвестно куда.

В таких условиях неудивительно, что кости выбрасывают, а все, что можно продать, продается или сдается на металлолом.

Дмитрий ЗАБОРИН, председатель «Союза поисковых отрядов Украины»
– Люди стремительно беднеют. Даже вчерашние гордые, гордые поисковики, которые стояли на принципах, начали относить металлолом на пункт приема, заработать себе на бензин, и их можно понять.

Действительно, местные копатели отказались помогать в экспедиции нашего отдела.

Netslov (цитата):Зачем вам искать захоронения, что потом делать с найденным солдатом.Этой стране он уже не нужен, как наш, так и румын.

Deons (цитата): Сюжеты про поиск по войне снимать – это сейчас «не модно». Да и большинство моих знакомых бросили поиск или переключились на монеты. Павшие бойцы не нужны сейчас тоже никому – ни нашим, ни румынам. Смысл подымать бойцов, если захоронить официально составляет проблему. За поднятые гильзочки тебе «шьют» чуть ли не терроризм.

Killler_Knight (цитата):  В Чернівцях знаю, де знаходятся останки бійця часів ПСВ. Один знайомий знайшов його вже після мародерів, які обібрали бійця, а останки були розкидані…

Чтобы стать копателем, нужно совсем немного: металлоискатель да лопата. Едем за Великий Дальник. Именно там происходили серьезные бои за Одессу. Вот памятник героям на Поясе Славы.

Денис КОРНЫШЕВ, специальный корреспондент
– Спустя 77 лет об ожесточенной обороне Одессы уже ничего не напоминает. Кроме вот таких вот мемориальных комплексов да и останков бойцов, которые периодически выкапывают поисковики.  

Прямо за мемориалом у живой изгороди аккуратно лежат свежие цветы.

Корнышев: – Поисковики неофициально говорят, что на этом месте подхоранивают павших бойцов, которых нашли “черные археологи”. Это происходит без вмешательства государства.

Отправляемся на поиски. Металлоискатель сообщает о находке. Начинаем копать.

Корнышев: – Такую своеобразную сеялку используют поисковики, чтобы найти мелкие предметы: гильзы, патроны, осколки минометных мин и снарядов артиллерийских.

Ничего не нашли, но надежды не теряем. Металлоискатель снова пронзительно запищал.

Корнышев: – Ну вот, тут что-то на глубине. Он пишет 20 сантиметров. Какая-то железяка.
Гвоздев: – Ну не раскопаешь – не поймешь.
Корнышев: – Да. Давай покопаем.

Спустя 10 минут работы лопатой и вот – первая находка.

Корнышев: – А вот она – железяка какая-то.

Пробуем удачу в другом месте.

Корнышев: – Вон кусок какой-то чашки. Смотри, осколок ну или кусок чего-то цилиндрического. Я так понимаю… Он весь скрюченный, видишь, разорвало и загнуло, аж кусок сюда… Что-то уже хотя бы похоже на эхо войны.

Поиски даже такой мелочи без подробной карты отнимают несколько часов.

Корнышев: – Вот тут что-то есть. Надо посмотреть… О. Глянь. Странная какая-то вещица, очень похоже на пулю или патрон. Непонятно только, он боевой или современный. Мы по полям сегодня ходили, нашли кусочек железячки непонятной и проволочку еще. Конечно, мы не сильно глубоко копали. Вот такого вот металла по всей области, по всему поясу обороны раскидано. И не только металла, а еще и останков павших бойцов… То есть не мудрено, что вы можете выкопать у себя на огороде какие-то останки.

Денис КОРНЫШЕВ, специальный корреспондент
Пока политики и чиновники пиаряться на праздниках в честь Победы, останки победителей разбросаны по полям и лесам. Фанаты-копатели с трудом организовывают поиск и перезахоронение павших, но денег и полномочий у них нет. В таких условиях зачастую даже самый преданный делу поисковик  переходит на “черную сторону” и начинает торговать найденным.

28 сентября, 2018 20:30