Одесса
23 Co
USD

Нотариальный кидок.

 

Сделки, скорость, телеграмм. Мы обнаружили нотариальную контору в которой можно получить все документы без присутствия второй стороны и даже без нотариуса. Об особенностях нотариальных сделок на поселке Котовского смотрите прямо сейчас.

Андрей: – Незаконні дії приватного нотаріуса Одеського міського нотаріального округу Гребенюк Ірини Миколаївни. Рейдерський захват, права на житло дитини, шахрайство.

Лариса Быченко: – Моя сестра пошла к Ирине Гребенюк, они аннулировали все документы.

Бабушка Рая: – Хочет забрать квартиру. Хочет она всю полностью.

На первый взгляд все выглядит как обычные семейные ссоры. Одно но: все сделки у этих семей заключала нотариус Ирина Гребенюк. Первой к нам обратилась Лариса Быченко.

Лариса Быченко: – Одна единственная нотариус у нас на улице была. Это Гребенюк Ирина Николаевна на Бочарова, 52. Естественно, мы туда пошли. Зимой, холодно было. И там выписали генеральную доверенность первую.

Едем по адресам потерпевших. Глазастая Маша и серьезный Ваня живут на коммунальном фронте. У внуков квартиру забирает собственная бабушка. И у них, и у сына. И на документах подпись Гребенюк.

Андрей: – Вот, пожалуйста, я хочу показать вам, как мы живем.

Эта обычная квартира на поселке Котовского, но живут здесь по правилам коммуны старой Одессы. Все поделено на куски. И в туалет ходят со своими кружками для унитаза. Дальше еще хуже. В списке пострадавших есть бабушка Рая.

Ковалева: – Здравствуйте, мне нужна Раиса Григорьевна. Бабушка Рая: – Я слушаю. Ковалева: – Мы журналисты 7 канала, снимаем сюжет про махинации нотариуса Гребенюк. Я знаю, что вы одна из пострадавших. Бабушка Рая: – Я открываю.

Мы долго говорим обо всех махинациях. Бабушка Рая с трудом передвигается после инсульта и хочет закончить свою жизнь в своей квартире.

Бабушка Рая: – Я получила квартиру в 75-м году, 6 февраля. Сюда мы с сыном. У меня телевизор не работает, все-все уничтожили.

Это Саша, ей 11 лет. Она сурдопереводчик. Красивая девчонка, гордость двора.

Ковалева: – Саша, можешь перевести? Саша: – Да. Ковалева: – Как получилось, что невестка забирает квартиру? Саша переводит. Александр Зотов: – Я хозяин квартиры, я хозяин и суды выиграли. Александр Зотов: – Гребенюк обманщик. Меня обманули. Мы же инвалиды.

Саша в курсе, во сколько человеческих жизней обошлась эта квартира.

Ковалева: – Вы работали швеей и за это получили квартиру? Саша переводит. Ирина Ивановна: – Да, дали этот дом, это специальный дом для инвалидов.

Александр Зотов: – Я не подписывал ничего. Гвоздев: – То есть за вас подписали? Зотов: – Да. Зотов: – Он таблетку выпил и умер. Саша: – Его сын старший выпил эту таблетку и не смог сбить сахар. Он упал, умер, их как раз не было дома.

Наступило время узнать, что же это за нотариус такой. Звоним, договариваемся провести сделку.

Лысый: – Ирина Николаевна, здравствуйте. Гребенюк: – Здравствуйте. Лысый: – Мне нужно доверенность на ОСМД оформить. Гребенюк: – У нас есть хорошая форма для этого, можете подъехать.

Мы прождали нотариуса больше двух часов. Из офиса выходят довольные люди с подписями и печатями. Заходим узнать, как же так.

Ковалева: – Девочки, день добрый. А как так получилось, что без присутствия нотариуса два человека вышли от вас с нотариальными печатями? Лида: – Выключите, пожалуйста, камеру. Ковалева: – Нет, мы не будем выключать.

Кабинет нотариуса открыт, печать на столе в открытом доступе. Вы можете только представить, насколько легко в этот момент можно оформить любую сделку. Один штамп – и вы без права на квартиру.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент: – Бумажка, печать, да подпись, вот и все, что нужно для подписания нотариальных документов. Ирины Николаевны нет на рабочем месте, но нотариус Гребенюк как-то ставит печати и без своего присутствия.

Саша, сурдопереводчик: – Вы не одни такие. 50 потерпевших.

1 июня, 2018 20:30