Одесса
6 Co
USD

Хрюшкина хворь: как ветеринары карантин делали.

Показные блокпосты, насыпи и уничтоженное поголовье. Почему вирус чумы свиней попадает на подворья – в нашем расследовании.

Анна: – Целую зиму мучались. Кормили. И вот что получилось. Даже свинья. Осеменили его. Этот тоже умер.
Наталья: – Я уже в шоке была и не знаю. Большой стресс получила.

Вспышки африканской чумы происходят из месяца в месяц. В конце мая очаги инфекции зафиксировали в трех районах на юге области. Отправляемся туда. Село Новая Покровка Измаильского района первое в нашем списке.

Ветеринар Анатолий Гошовский: – Стой! Стой, сказал.. Сдай назад…

На въезде в село круглосуточный контроль. Полиция и ветврач. Записывают номера машин. Опрыскивают колеса дезраствором. Остальные пути из села официально перекрыты.

Анатолий ГОШОВСКИЙ, ветеринар: – У нас одна дорога. Те все дороги перекрыты... Мы отсюда хотели бы уйти, но не уйдем. Нас вывозят, утром меняют.

Ветеринар рассказывает, где дом с очагом инфекции. Едем на Советскую,113. Нас встречает мать хозяина свиней. Женщина недавно перенесла операцию. Ей трудно говорить, а тут и новое горе: потеряли восемь свиней живого мяса.

Анна: – Целую зиму мучались. Кормили. И вот что получилось…

Как только свиноматки начали погибать, хозяин вызвал ветеринарку.

Анна:  – Люди как стали ругать Ваню: “Че ты вызывал врача! Надо было зарыть, копать, никому не сказать”, а Ваня сказал: “Нет. Этого я не буду делать”.

По селу сразу стали резать, ни одной свиньи не осталось.

Агент: – А селяне хоть своих свиней успели порезать?
Продавец вина: – Конечно.
Агент: – Конечно успели. Как услышали, что карантин, срочно надо было порезать.
Продавец: – А зачем столько мучались и не резать. Лучше покушать, чем выбросить.

Может какое мясо даже продать успели. Сельчане говорят, что такой карантин курам на смех. Дороги-то не перекрыты!

Первый сельчанин: – Давайте начнем с того, что если бы было так серьезно, закрыли бы все входы  села и выходы.
Корнышев: – Нам сказали, что закрыли.
Первый сельчанин: – Езжайте туда, туда езжайте.  Посмотрите.
Корнышев: – Сказали что там валы сделали, чтобы выехать нельзя было.
Первый сельчанин: – Та ладна… Вы езжайте, посмотрите.  
Второй сельчанин: – Это просто один заезд закрыли и все. В основном нигде нет.
Корнышев: – Проехать можно?
Первый сельчанин: – Конечно.

Едем проверить слова местных жителей. Опасения подтверждаются.

Денис КОРНЫШЕВ, специальный корреспондент
– Нормальный блокпост и карантин только на парадном  въезде в село. Ветеринары уверяют, что все другие выезды перекрыты  земляными валами. Но в реальности они насыпаны на старой разбитой дороге, по которой и так никто не ездит. Рядом свободная полевая. Езжай – не хочу!

Едем в Болградский район. Тут карантин объявлен в селе Васильевка. С ветеринарным контролем дела плохи. Дезраствором поливают опилки.

Корнышев: – То есть, колеса уже не брызгают, получается?
Представитель ветслужбы: – Нет, только вот это сделали. Каждое колесо.

Ветврача на месте нет. Масштабы эпидемии узнать нельзя.

Инспектор полиции: – Тут должен быть их старший ветеринар. Может, он на том посту…. Он вам скажет, где именно их палили.

Ищем главного по борьбе с чумой на посту в сторону Болграда. Тут скучает грустный полицейский. Больше никого.

Корнышев: – Драсьте, 7 канал. А вы тут один стоите?
Полицейский: – Пока да. Он на совещании.
Корнышев: – На совещании… Нам сказали главврач тут должен быть.
Полицейский: – Да.
Корнышев: – А он куда уехал?
Полицейский: – На совещании.
Корнышев: – А где оно?
Полицейский: (пожимает плечами).

Спустя час тут появляется еще один человек, но не ветеринар. Санобработку доверили разнорабочему районного управления Госпродпотребслужбы. Он тоже не знает, где ветврач.

Корнышев: – Ну что, Чумаков приехал?
Алексей Терзи, разнорабочий:  – Кирилл Николаевич?
Корнышев: – Да
Терзи: – Он может быть, он и по селам тоже ездит щас…
Корнышев: – Что вы уже не поливаете ничего сейчас?
Алексей Терзи, разнорабочий: – Чего? Вон полили. Щас он пошел ДУК заправляться. Щас жара. Знаете, как оно быстро испаряется. Полчаса и нету. А фура проехала, она вообще выдавливает все.

Контроль на таком «достойном» уровне, что блокпост объезжают по проселочной дороге. Прямо на виду у всех!
Посмотрим, что делается на посту в сторону села Калчева, где уже был чумной карантин.
Тут еще хуже: ни полиции, ни шлагбаума. Ночью хулиганы побили стекла в дежурном вагончике. Весь контроль за оживленной дорогой спихнули на обычного шофера дезинфекционной машины.

Корнышев: – Скажите, а вы что, один стоите? Без патрульных, без полиции.
Федор Николаев, шофер: – Ну как видите. Я водитель… щас надо забрать полить все. Ну людей не хватает…

Никто из дежурных так и не смог указать нам на очаг инфекции. Зато местные все в курсе.

Корнышев: – Вы тут живете?
Дедушки: – Да-да….
Корнышев: – А вы не знаете дом, где чума свиная?
Дедушки: – Гагарина, Гагарина, ребята…

Вот дом, откуда пошла инфекция. Никакой информации об этом нет. Впрочем, как и жильцов. Обычно в трех километрах от очага заражения забивают всех свиней, но у соседа Петра даже свиньи целы!

Корнышев: – Как ваша хрюша?
Петр: – Нормально. Спасибо. Слава Богу… Может это не чума, кто его знает. Бог его знает. Если бы чума была, они сразу бы впали и все.

Петр соглашается показать «хрюшу» и поросенка. Под нож их пока пускать не собираются. Что за странный карантин? Едем в Болград за ответами. В Госпродпотребслужбе говорят, что начальника на месте нет. Очень нервничают.

Медработник: – Он в райгосадминистрации.
Корнышев: – В райгосадминистрации? Когда будет?
Медработник: – Ну выехал минут 10 назад…

После недолгих блужданий по коридорам, натыкаемся на кабинет замглавы района, где идет бурное совещание.

Корнышев: – За дверью идет бурное обсуждение. Идет совещание, интересный разговор по поводу, как я понимаю, африканской чумы свиней в районе. Подождем.

Еще пару минут и мы наконец-то видим начальника районной Госпродпотребслужбы Кирилла Чумакова. Его уже предупредили и говорить с нами он не хочет.

Чумаков: – Значит, я вам скажу так: интервью я давать не буду.
Корнышев: – Почему?
Чумаков: – Я вам дам телефон нашего главного управления…
Корнышев: – Нет, то, что в Одессе, есть. Нам нужно тут на месте узнать.
Чумаков: – Я не буду… (закрывает дверь)
Корнышев: – Ну вот так вот относятся к журналистам в Болградском районе чиновники ветмедицины.

Чиновник отказался говорить. Ну что ж, его право. Возвращаемся к очагу эпидемии. На задворках Васильевке в небольшой яме с остатками покрышек дымится одинокая свиная туша.

Денис КОРНЫШЕВ, специальный корреспондент
– Африканская чума свиней убивает много и сразу, но, несмотря на карантин в Васильевке, этот могильник небольшой.

Хозяйка сожженных «пятачков» Наталья уже дома. Говорить о свиньях не хочет. Дает номер сына Ивана. Отвечает: остался без 21-й свиньи и поросенка.

Корнышев: – Скажите, а вы не знаете, откуда могла эта зараза прийти?
Иван: – Я взял поросенка, короче. Вот здесь поросенка взял, тут.
Денис: – В Васильевке, да, здесь же?
Иван: – Да-да.
Корнышев: – А в той семье свиней не изымали, где вы взяли этого поросенка?
Иван: – Он продал че-то, умерли… Он 25-го убрал их.

Другой источник болезни мы так и не выявили. Помочь на месте некому. Ветеринары за пять часов нашего расследования в Васильевке так и не объявились.

Денис КОРНЫШЕВ, специальный корреспондент
– Мы были на этом блокпосту в 11 часов,  потом в обед. И сейчас уже полпятого, а врачей, ветеринаров, как не было, так и нет. Вот так вот проходит карантин в селе Васильевка.

Поблизости от Васильевки на окраине села Каракурт расположен крупный свиноводческий питомник «Агропрайм» на 15 тысяч особей. Здесь с безопасностью все строго. Одеваемся в защитные одноразовые костюмы. Главный технолог Василий Лымар рассказывает о системе безопасности.

Василий ЛЫМАР, главный технолог «Агропрайма»:
– Биобезопасность начинается оттуда и еще дальше. Почему дальше? Потому что кажных два месяца наша служба безопасности  ездит по подворьях наших работников и проверяет. Согласно контракта, они обязуются не содержать дома свиней.

Рабочие меняют первый комплект одежды в специальной раздевалке еще до ворот предприятия. Проходят по дезковрику и идут в хозяйственную зону. Транспорт тоже опрыскивают.

Лымар: – Для транспорта это дезбарьер. Плюс еще рамка, которая дезинфицирует транспортное средство снаружи… Не только колеса, но и всей машины… Вы видите. Мы идем по бетону. Он белый. Мы его не красим. Это остатки дезраствора. Дезсредства.
Далее идет санпропускник: здесь принимают душ и меняют комплект одежды, в том числе нижнее белье. Рабочим запрещается брать еду. Их кормят в столовой. А тех, кто работает непосредственно со свиньями в питомнике, заставляют переодеваться в третий раз.

Виктор МАСЛОВ, коммерческий директор «Агропрайма»
– То, что вы видели, это необходимые требования для крупных предприятий, но по  большому счету содержать животных дома, в принципе, тоже можно. Ничего умного в этом нет. Просто нужно поставить себе задачу. Иметь сменную обувь на входе в  свинарник. Использовать ее только для свинарника. Поставить тоже дезковрик, посыпать его каким-то дезраствором, заставить себя одеть какой-то халат… У нас, к сожалению, ситуация такая, что содержание свиней, в принципе, до определенного количества, даже до сотни голов, никак не проверяется, т. е. ветеринарная служба может даже и не знать о том, что на данном подворье или в данном доме, или дворе содержатся свиньи.

Крупному бизнесу есть о чем беспокоиться. Из-за чумы европейские страны опасаются покупать украинских свиней. Кроме того,  вспышки болезни случаются и в больших питомниках. В прошлом году в Сарате из-за заразы уничтожили несколько тысяч свиней на предприятии «Успех». Производство не возобновили до сих пор. Система безопасности тут намного хуже, чем у «Агропрайма». Наш визит привлекает недружелюбное руководство.

Анатолий СТЕПАНЕНКО, управляющий питомником:
– Когда управление ветеринарной медицины даст разрешение официальное, вот тогда мы возобновим производство. А в настоящий момент предприятие готовится, чтобы начать, возобновить производство.
Корнышев: – То есть они должны с проверкой приехать, все опять посмотреть.
Анатолий Степаненко: – Я предполагаю, что так.

Денис КОРНЫШЕВ, специальный корреспондент
– Ситуация в области такая, что животноводы из-за свиной чумы боятся друг другу руки при встрече пожимать. Авось зараза прилипнет. Побороть чуму можно только постоянной профилактикой, хотя, кому это нужно.

1 июня, 2018 20:30