Одесса
18 Co
USD

Тайны катакомб села Кубей.

Село Кубей — приграничный поселок на юге области — провалы тут происходят регулярно. Под землю уходят асфальт, водопровод, рушатся дома. Откуда под землей пустоты – в нашей подземно-наземной экспедиции.

Отец Виктор, протоиерей села Кубей
– Это страшно было. Потому что вот это все провисло. Я думал, весь дом уйдет. И оно каждый день открывалось, открывалось, пока не дошло до дороги.

Кубей, Болградский район. Богатое приграничное село. В основном тут живут этнические румыны, болгары и молдаване. До границы с Молдовой всего километр, до Румынии – три. Село большое – 6 тысяч жителей. Заселять эти земли стали в начале XIX века. А последние три года даже новые дома стали трескаться и проваливаться. Местные рассказывают о каких-то таинственных подземных коридорах, соединяющих все старые строения.

Баба Маша: – Вот этот провал был такого вот диаметра. Где-то три с лишним метра. Одно направление шло в сторону вот этого трехэтажного здания. И ширина, вот так руки я могла поставить и идти спокойно.

Местный житель: – Тут весь центр такой. Я еще пацаном был, так вон там целый газон упал.

Батюшка: – Вот тут мы зарыли, здесь где-то на глубине четырех метров огромный зал идет туда. Потом идет сюда, идет сюда.

В прошлом году команда спелеологов из Одессы спустилась в один из открывшихся провалов.

Спелеолог: – Спустились мы через лестницу в провале. И проход раздваивается. Первый уходит в глину. Неглубокую, 4 метра в глубину. Идем в другую сторону, здесь мы уже видим облицовку, выходящую в подвал дома. Очередное разветвление.

Выглядит все серьезно. Берем в сельсовете карту уже известных провалов. Петр Кысса, глава Кубея, говорит, только за последние два года его каденции таких провалов было семь.

Петр КЫССА, глава села: – В данный момент мы находимся в этом здании. Вот здесь у нас мины, раз, два. Вот, вот. Обвалы, где были, и есть ходы. Самая интересная вот здесь. Вот это у нас ДК, вот здесь была церковь. Есть предание, что сюда идут ходы, сюда идут ходы. В эту сторону.

Петр Васильевич молодой и инициативный. Когда увидел первый провал, хотел открыть подземный музей. Но не сложилось: реставрация стоит дорого даже для состоятельной громады, а местный электорат страдает. Показывает фотографии провалившегося под землю водопровода и сельской грунтовки. Дома тоже в трещинах. Теперь при каждом провале просто трамбует глубокие ямы песком с водой.

Петр Кысса, глава села Кубей: – Мы песочком ее засыпали, просто внутри. Ковалева: – Ага, заполнили. Петр Кысса: – Потому что дом может просто уйти. Мы ради спасения дома, мы закрываем.

Чтобы узнать, где ожидать новый провал хочет составить подробную  карту всех старых подвалов.

Петр КЫССА, глава села Кубей
– Мы сейчас объявили по селу, у кого есть такие подвалы, с такими тоннелями, чтобы они нам рассказывали, и мы их начинаем фиксировать в журнале, чтобы увидеть полную картину, где и куда идут. Может они пересекаются.

Улица Малиновского считается одной из самых опасных. Провалы происходят в основном в крайних домах.

Ковалева: – Вот у нас еще одна мина, которую недавно засыпали, но земля все равно потихоньку проваливается.

За поворотом улица Пушкина, если есть система подземных ходов, пустота ушла туда. Здесь не много жилых домов, их забросили, когда все стало уходить под землю. Возможно, здесь удастся найти те самые таинственные галереи.

Ковалева: – Видать, тут тоже галерея проходит и они просто складываются.

В одном из домов колючим бурьяном зарос вход в подвал. Расчищаем проход и спускаемся вниз. Экспедиция оказалась недолгой. В большом подвале вход замурован, за каменной кладкой видно глиняный завал.

Ковалева: – Ну вот там дальше оно все просто обвалилось уже.

Вот еще один обрушившийся дом, а рядом целый. Знакомимся с дядей Борей.

Ковалева: – Покажете, да, свой подвал? Дядя Боря: – Да. Он не завидный, но что есть, то есть.

Спускаемся в подвал. Каменная кладка в достаточно просторном зале. Такой же свод на уровень ниже. Через пять метров каменное укрепление заканчивается и начинается сырой глиняный проход. Сам дядя Боря сюда ходить не любит, опасно.

Гвоздев: – Ну что, погнали. Дядя Боря: – Там не глубоко. Ковалева: – Куда, все. Лысый: – На этом наши полномочия заканчиваются.

Это такой же короткий проход, как спелеологи исследовали в прошлом году. Для хранения продуктов делали кладку. Для постройки дома копали глину прямо в подвале. Но зачем муровать ответвления, спрашивают все. В этом подвале два закрытых прохода в разные стороны.

Дядя Боря: – Вот здесь замуровано, был ход, не знаю, куда он шел.
Дядя Боря: – Вход туда, я не знаю, куда шел этот вход, но его замуровали уже где-то в 40-х годах.

Этому тоже есть объяснение: добывали глину в нескольких направлениях, чтоб далеко не таскать. А муровали потом только проходы, которые были ближе к выходу, чтобы глина на камень не обсыпалась. Так эти пустоты и появились.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
– Катакомбы в Кубее – это всего лишь красивая легенда. Но вот проблема провалов действительно серьезная. Глина – материал не крепкий, часто осыпается. Местные, пока очередная мина не провалится, не хотят размуровывать пустоты и засыпать – лишатся подвала. А так, авось пронесет и обрушится соседский дом. Но засыпать их нужно, провалы участились. И если держаться за свой подвал, все село скоро уйдет под землю.

19 марта, 2018 21:30