Одесса
23 Co
USD

Животные для травли

Животные для притравки: кабаны и лошади, искусанные собаками. Как устроена псарня в черте города и кто в ответе за искалеченных питомцев – в нашем сюжете.

Карина: – Их не кормили, не поили, потому что они похудевшие. Они все в ранах, подранные, покусанные собаками. Когда их нашли, они стояли, снег ели с болотом, им, видимо, даже воды не давали.

Саша, ветеринар: – Есть покусы, прониковки. Здесь, в груди, и у той лошади. Задней ноги сильнейшие покусы. В плохом состоянии очень.

Мясо наружу, рваные раны – четыре орловских рысака до сих пор боятся людей. Мечутся по стойлам. Этих племенных кобыл похитили из фермерского хозяйства под Овидиополем.

Карина: – В ночь с 31-го на 1-е число их увели. 31-го они еще были на месте. 1-го числа пришел работник на работу и обнаружил пропажу.  Все в догадках: как это было сделано и кем это было сделано.

Их нашли через две недели поисков. Испугавшись статьи, конокрады вывезли кобыл в поле. Карина ежедневно тратит огромную сумму, чтобы выходить своих чемпионок. Это беговые лошади, в свои 4 года каждая стоит, как хороший внедорожник.

Карина: – В районе 50 долларов в день уходит на одну лошадь на лечение.

В ходе поисковой операции выяснилось: две недели лошадей держали в Одессе. Карина показывает, где. Вот вольеры с собаками, вот в куски разорванный кабан.

Надюк: – Это кабанятина? Карина: – Да, они их травят, они их загрызают, убивают. А вот там вот были мои лошади. Гвоздев: – Где лошади были? Карина: – Вот сарай.

Официально притравка одного вида животных на другой запрещена, таким грешат обычно охотники. Притравливать нужно регулярно, чтобы не забыли вкус крови. Пишем заявление в полицию и едем на псарню с офицерами Малиновского райотдела и главным кинологом города.

Ковалева: – Получается, придется пройти, вот незаконченное строение, а там еще двухэтажное. Вот за него.

За собаками присматривает Николай, говорит, сварщик Вася попросил.

Надюк: – Вы присматриваете за этими собаками? Николай: – Да. Надюк: – А кому они принадлежат? Николай: – Васе. Лысый: – А чем Вася занимается? Николай: – Сварщик. Лысый: – А зачем ему столько собак? Николай: – Он охотник.

Получается, у сварщика целая псарня и доходы приличные. Прокормить одну собаку – это около 100 гривен в день. А здесь их много. Все холеные и агрессивные.

Кинолог: – В своей кондиции собаки удовлетворительны, подвижные, активные. То есть сказать, что им не хватает калорий, сказать нельзя.

Что же это за охота такая? Коля показывает хозяйство: вот еще живой кабанчик, зовут Хрюня.

Надюк: – Вот это на притравку собакам. Полицейская: – Ага.

В этом же сарае держали орловских рысаков. Собаки превратили их в живой фарш.

Ковалева: – Четыре лошади были у вас, правда, стояли в стойле? Николай: – Да, были.

Полиция открывает уголовное производство за жестокое обращение с животными. Материалы придется собирать и по городу, и по области.

Сергей ВОЛКОВ, начальник Малиновского райотдела: – Мы созвонимся с Овидиополем, возьмем в Овидиополе их материалы и приобщим к нашим материалам.

Почувствовав угрозу, тот самый охотник Василий прибегает на псарню. В его сознании нет сожаления. Для него травить одних животных на других – нормальное дело.

Сергей ВОЛКОВ, начальник Малиновского райотдела: – Если забили кабана, вы прикармливаете собак? Вася: – Конечно, внутренности, голову.

У Васи вообще все просто: добыл дичь – съел. Кости – собакам. Привел дичь – пусть собаки тренируются загонять. Проблема в том, что сезон охоты на кабана закрыт в конце января, а шкура совсем свежая. Да и у Хрюни судьба незавидная.

Вася: – Это вьетнамский поросенок с моего хозяйства. Сергей ВОЛКОВ, начальник Малиновского райотдела: – Используете вы для затравки этих кабанов? Вася: – Нет. Сергей ВОЛКОВ, начальник Малиновского райотдела: – А для чего вам кабан? Вася: – Чтобы съесть его.

Рядом, в вольере, зализывает раны стаф. На собаке буквально нет живого места, но и на это есть объяснение.

Сергей ВОЛКОВ, начальник Малиновского райотдела: – Мы видим повреждения на собаке, на стафе вот этом, сером. Что это за повреждения? Вася: – Они сцепились с ягдтерьером, их работник вместе закрыл. И они вместе сцепились.

Про лошадей Вася тоже в курсе, но лукавит: давно на псарню не заходил. Но его помощник Коля уже написал пояснения: Вася приезжает по вечерам и дает деньги на мясо и кашу для собак.

Вася: – Я вам говорю, меня здесь нету. Вот человек, который кормит собак. Надюк: – Территория ваша, собаки ваши, кабанчик ваш и лошади были там же. И вы не знаете, какие лошади? Вася: – Я здесь вообще не нахожусь.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
– Вы бы никогда не узнали об этой дикой истории, если бы Вася не решился на похищение скакунов для травли. Лошади потеряли половину цены для забега и их нужно долго лечить. С собаками сложнее: Вася теперь не знает, куда их деть, а найти хорошие руки для животных, которых научили убивать, нереально. В этих вольерах – четвероногие смертники.

26 февраля, 2018 21:30