Одесса
-1 Co
USD

РАЗРЕШЕНИЕ НА ПОГРОМ — ТРУСЛИВАЯ ЛОЩИНОВКА

Погром у ромов и убийство ребенка. Эти два резонансных случая в Лощиновке логически не связаны между собой. Анархия допустила две трагедии одновременно. Почему обе ситуации так и не решились – в нашем расследовании.

27.08.2016

Юрий ШИШМАН, депутат Измаильского райсовета: Решение принято, они выезжают, и мы продолжаем жить, как продолжали до ихнего появления.

Виктор ПАСКАЛОВ, сельский голова: Изложено на бумаге по вашей просьбе.

(Аплодисменты)

27 августа 2016 года в Лощиновке произошел настоящий стихийный погром. Накануне жестоко убили восьмилетнюю Ангелину. Нервы у сельчан сдали. Ромов в селе и до этого недолюбливали, а тут и вовсе решили погнать. Били стекла, рушили стены, жгли дома.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
Пока единственный подозреваемый по делу об убийстве Михаил Чеботарь. Парень местный, Лощиновский. Цыганская кровь у него и правда есть, но и болгарской столько же. А разгромили дома заезжих цыган, семьи жили здесь не больше 10 лет. Вот поистине уникальный документ: сельсовет принимает решение запретить ромам проживать на территории села. Юридически, да и с точки здравого смысла, совершенно дикая писулька.

Из села выгнали больше 50 душ. Сейчас несколько отверженных требуют через суд возместить моральный и материальный ущерб. Владимир Кондур, известный ромский правозащитник, надеется на справедливый суд. В Одесской области такой стихийный погром впервые.

Владимир КОНДУР, ромский правозащитник
По факту это больше, чем семь человек. Это 21 человек. Это семь матерей и остальные дети. И в основном это несовершеннолетние дети. Согласно документов, сам сельской голова указал, чтобы там не проживали ромы, в самом решение сельской рады, скажем так. На видстани поставили полицейских, чтобы обеспечить как бы защиту ромов, которых на тот момент уже не было. Все убежали просто.

В административном суде дело еще как-то движется. А вот с уголовными сложно: видео, которое сняли во время погромов, никак не хотят принять как доказательство массовых беспорядков.

Владимир КОНДУР, ромский правозащитник
11 человек. Мы конкретно прописали фамилии, отчества, где кто проживает, клички, на видео указали, кто во что был одет.

Мы едем в Измаил к изгнанникам. В тесном кабинете местного юриста шесть женщин и маленькая Андриана. Эти семьи полтора года скитаются из угла в угол. Им обещали дать дома из городского фонда, но дальше обещаний дело не пошло. Женщины согласны и на простенькое общежитие.

Кристина: Валяемся, как собаки-кошки. Берем квартиры, выгоняют нас. Видят, что цыгане. Ой, цыгане, не-не-не. И никто нас не принимает на квартиру, все. Там живем, там живем. И получается, как бомжи валяемся.

Лена: Это ни паспорта сделать, ни свидетельства о рождении сделать, ни прописать детей. Действительно, дети растут, надо паспорта им сейчас делать.

Вот знакомая нам уже Лена. Полтора года назад полиция вывозила конвоем ее с детьми из Лощиновки. В Измаиле принимать не хотели, горожане были против. Клеймо “лощиновские” поставили сразу и не сошло до сих пор. Самая младшая в семье Золушка. Ребенок просто не понимал, за что. Мама держалась как могла.

Лена: Вот в тот день мы собрались, вещи оставили в другом месте, людей попросили и все на вокзале ночевали. Я нашла картон, и мои дети спали вместе со мной на руках на этом картоне на вокзале.

А потом наступила зима, одна, вторая. Жилищный вопрос так и не решился.  Возможно, за полтора года нервы у местных подуспокоились и люди смогут вернуться в свои дома? Жить как прежде? Но нет.

Фрося: Я пыталась два-три раза идти назад и не разрешили. Ковалева: Это глава сельсовета? Фрося: Да, конечно, все наоборот делал. А что мне делать, пойти, чтобы меня убили в доме вместе с детьми. Лена: Сказали, разбирайте дома до кирпичей, берите кирпичи и стройтесь на поле.

Едем в Лощиновку прозондировать почву. Восьмиклассник Валентин участвовал в погроме лично. Если цыгане вернутся, готов снова взять в руки камни.

Валентин: Если наше село опять соберется, то это будет вообще капец. Надюк: Опять выгонят, да? Валентин: Да.

Говорит, погромленные дома местные уже под шумок перепродали и попутно раскрывает специфику болгарского села и местного самоуправления.

Надюк: Мужики, наверное, до этого бахнули? Валентин: Да, есть такое. Вы дадите им пять литров вина, они кого хочешь. Соберутся так, что они могут любое село так вот разгромить. У нас люди ваще.

В Лощиновской школе как раз закончились уроки. Директор Римма Васильевна, по местным меркам, тоже приезжая, живет в селе только 10 лет. В прошлом учебном году в школе стало на 11 детей меньше. Ангелину убили, остальных изгнали.

Римма Васильевна, директор школы
К сожалению, родители и детей с собой приводили на эти мероприятия. Я считаю, что это неправильно. Дети не должны были слушать взрослые разборки, потому что было все. Ушло тогда 10 человек у нас, если я не забыла, вроде все правильно. Сейчас у нас учатся дети из двух семей: это Шевченко и Чеботарь.

Чеботарь, знакомая фамилия: Мишу Чеботаря подозревают в убийстве Ангелины. Он в семье старший, а младшие учатся в школе. Эту семью не громили. Опять же, семья не ромская, местная. А вот изгнанных учеников Римма Васильевна вспоминает с теплотой.

Римма Васильевна, директор
Чурад Влад, он и учился, и читал, и ходил на борьбу, и имел грамоты даже. Нормальный ребенок. Чурар Зола – это сестра Влада. Это через один дом от меня жила эта семья. Соседи можно сказать. Ничего плохого я не скажу.

Пришло время спросить у главы сельсовета Виктора Паскалова, как краску принтера увидел документ о запрете проживания ромов на территории села. Паскалов уехал по делам, созваниваемся.

Ковалева: Хочу узнать, действительно ли было такое заседание внеочередное сессии в 2016 году…. Паскалов: Все вопросы к суду, все вопросы в Одесском окружном административном суде. Ковалева: У меня вопрос конкретно к вам, как к сельскому голове, а не к суду. Паскалов: Я вам сказал, что все дела находятся в окружном суде. Ковалева: То есть вы прячетесь от журналистов, от общественности, я не могу понять? В чем проблема встретиться и поговорить. Паскалов: Я вам интервью никакого не буду давать. Во-первых, меня на территории села нет. Ковалева: Мы вас подождем. Паскалов: Можете ждать очень долго.

Виктор Иванович – уникальный экземпляр для нашего отдела. За много лет работы это первый глава села, который отказался давать интервью. Даже когда виноваты, когда есть претензии, от камер не скрывались. Но тут явное нарушение всех норм права и Конституции. В случае, если цыгане суд выиграют, придется почти весь бюджет громады отдать на компенсацию.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
Ситуация с ромским вопросом понятна. А вот в деле об убийстве Ангелины – практически черная дыра. Полтора года подозреваемый сидит в СИЗО, дело перебрасывают из суда в суд. Не хотят рассматривать из-за грубых недочетов в досудебном расследовании.

Миша жил вместе с родителями. Отец вспоминает – все произошло молниеносно, без суда, без следствия. На пустыре нашли тело, там же и было место убийства, а дома у родителей нашли Мишину шапку. Все село знает, что Миша с семьей дружил.

Андрей ЧЕБОТАРЬ, отец подозреваемого
Цепляют мусора эту шапку, идут в бар, спрашивают: чья это шапка. Барменша говорит, что видела у Миши. Ну вот они и пришли. Наша милиция, она… Ну, конечно, любого возьми, начни бить, он скажет, что да.

Последний раз Андрей видел Ангелину за пару дней до убийства. Девочка спала на земле возле бара, где работала мама.

Андрей: Подошел, смотрю, такая ножка. Ребенок, иди домой. Че ты тут спишь. Она с одной собачкой, вот так. Че ты тут спишь? Маму жду. Говорю, так иди домой, ляж спать. Меня Саша бить будет.

Сейчас у Миши дорогой адвокат из Одессы. Такого специалиста парень из бедной сельской семьи позволить себе не может. Андрей Лещенко взял дело только потому, что уверен: докажет невиновность подозреваемого не только в украинском суде, но и в Европейском.

Андрей ЛЕЩЕНКО, адвокат
Когда мы ознакомились с материалами дела, мы поняли, что есть большие вопросы к вине моего доверителя. И что реальный человек, который это совершил, он сейчас находится на свободе.

В деле есть первая подвижка: Михаила Чеботаря признали потерпевшим в деле о превышении полномочий сотрудниками полиции во время первичного опроса.

Андрей ЛЕЩЕНКО, адвокат
Они его отвезли в сельсовет, там его держали. К нему были применены, фактически мы считаем, пытки с целью сознания.

Сейчас у адвоката на руках результаты всех экспертиз и заключения всех экспертов. В ближайшие дни коллегия судей из Приморского начнут рассматривать дело по существу.

Андрей ЛЕЩЕНКО, адвокат
Под ногтями девочки, я считаю это самое весомое доказательство, под ногтями девочки не было следов ДНК Чеботаря. Там были следы ДНК другого лица, неизвестного. Чеботарю что вменяют? Что он совершил это действие с двух тридцати до трех тридцати ночи, потому что в это время он был один. Однако в материалах дела есть экспертиза и акт осмотра места преступления, где там четко эксперт указал, что время смерти с 23:30 до 1:30 ночи.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
Теперь от судов зависит дальнейшая судьба сразу 22 человек. События в Лощиновке показали, что никто не застрахован от самосуда и погромов по национальному признаку, просто за то, что не такие. Сейчас лощиновские уже не могут объяснить, за что ромов выгнали. Сначала обвиняли в убийстве, а теперь получается, что просто так совпало.

5 февраля, 2018 21:30