Одесса
21 Co
USD

АВТОРЕМОНТНЫЙ ЗАВОД — УКРАСТЬ У ВСЕХ НА ГЛАЗАХ

Гражданин России в Одессе распродает имущество Минобороны. Обычно о крупных мошеннических схемах рассказывают в прошедшем времени, они проворачиваются в тишине и становятся достоянием гласности годы спустя. Но одна грандиозная афера раскрылась прямо в процессе: это происходит здесь и сейчас. Банкротство Одесского авторемонтного завода — в нашем расследовании.

Обертас: – Это коридор. Это кухня. Стиральная машина, посудомоечная, плитка, телевизор для супруги, микроволновка, кофеварка. Мое компьютерное место, шкаф. Спальня это. Вот так, приблизительно такие условия у меня находятся.

На первый взгляд, это обычная одесская квартира. На самом деле, совсем нет. Подполковник запаса Вячеслав Обертас живет в штабе бывшей военной части А3926, так раньше назывался Одесский авторемонтный завод Министерства обороны Украины. Жить на заводе семье преподавателя Военной академии приходится не по собственной воле: когда-то, много лет назад, штаб части переоборудовали под общежитие и дали приказ: нате, живите.

Вячеслав ОБЕРТАС, живет на заводе
– Три семьи военнослужащих, которые здесь прописаны, тоже уволенные в запас “із залишенням в черзі на отримання житла”. Я единственный, кто остался здесь в данный момент проживать. Я тут как в золотой клетке, то есть зашел-вышел. Зайти могу, а ко мне никто не может ни выйти, ни зайти.

Домой и из дома – только с разрешения охранника. Их пытаются выжить отсюда всеми возможными способами. Военная часть ликвидирована. Авторемонтный завод давным-давно разорился и проходит процедуру банкротства. В декабре 17 года арбитражный управляющий Ибрагим Салиев выставил все имущество АРЗ на торги. Перечень всего, что продается, занимает 63 страницы. 25 тысяч квадратных метров. Начальная цена по-одесски смешная – 10 миллионов гривен. В военной прокуратуре сочли это наглостью и через суд арестовали все имущество завода.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
– Горы хлама и всеобщее запустение. Но не нужно думать, что кто-то здесь позарился на старые цеха. В постоянном пользовании завода – готовый оформленный земельный участок площадью больше четырех гектаров. Купив эти развалины за 10 миллионов гривен, вы получите участок под застройку, который стоит как минимум в 10 раз больше. Если, конечно, у вас есть хорошие связи в Одесском горсовете.

Масштаб задуманного становится понятен, если взглянуть на территорию завода с воздуха. Улица Краснова, с одной стороны – ипподром, с другой – Артиллерийский парк. Неподалеку – кладбище, тюрьма, супермаркет и вообще все, что необходимо для жизни. Четыре с лишним гектара в этом районе стоят не меньше 100 миллионов гривен. И вот, они продаются фактически за 10. Все выглядит так, будто бы арбитражный управляющий сознательно пытаеться слить завод подешевке.

Касим: – Расскажите, пожалуйста, что это за человек Ибрагим Салиев, как часто Вам приходилось его здесь видеть, что он здесь делает вообще? Обертас: – Ну я его видел несколько раз всего, два раза. Я общался, но он не шел ни на контакт… “Потом пообщаемся, вот, возьмите мои телефоны, контакты ”… Но на контакты он не идет, телефонную трубку не поднимает, на электронный ящик пишу – он не отвечает. Касим: – Этот человек, он является автором всей этой аферы с оценкой заниженной, аукционом и так далее или он просто подставное лицо, которое просто ставит подписи? Обертас: – Скорее, второе – номинальная особа, которую взяли для того, чтобы через него провести.

Ибрагим Энверович Салиев. Это его фото из социальной сети. На завод арбитражным управляющим его назначил Хозяйственный суд меньше года назад. В реальной жизни найти его не получается. Бумажки он подписывает, но на заводе не бывает. По данным военной прокуратуры, Ибрагим Салиев живет на оккупированной террритории в Крыму и является гражданином России.

Автоматический ответ: – Зараз абонент знаходиться поза зоною досяжності. Будь ласка, залиште повідомлення після сигналу. Касим: – И так уже два дня…

17 января 2018 года, 9 часов утра. На это время назначен аукцион по продаже завода. Он должен состояться здесь же. У ворот – человек 10-15. Это журналисты, военные юристы и прокуроры, всякие активисты. Попахивает скандалом. Ни арбитражного управляющего, ни покупателей не видно, на месте только частная охрана.

Юрий ДОБРОВ, начальник Южного юридического отдела Минобороны
– Із 18 будівель, які є на території нашого підприємства, як суб’єкт підприємницької діяльності експерт Ткач оцінила лише чотири будівлі. Чотири будівлі. Решту будівель вони оцінили в одну гривню. За нашими попередніми даними, вартість майнового комплексу складає не менше 35 мільйонів гривень.

Следователи и военные с трудом прорываются на террриторию Минобороны. Там действительно никого. Аукцион не состоялся? Но через два дня – неожиданный поворот. Оказывается, аукцион таки провели. Якобы еще в 8 утра. Единственное, что мешает завершить сделку, – судебный арест имущества. И вот уже на ближайший понедельник в Приморском суде Одессы назначено заседание по отмене этого ареста.

Юрий ДОБРОВ, начальник Южного юридического отдела Минобороны
– Ваша честь, я прошу оголосити перерву в судовому засіданні і залучити до участі в справі представників Міністерства юстиції України, а саме відділ з питань банкрутства Одеського обласного управління юстиції.

Юристы Минобороны в суде пошли на военную хитрость. После того, как аукцион якобы провели, есть пять дней на подписание договора. Понедельник – последний день, арест имущества нужно снять именно сегодня, либо сделка будет провалена. Военные просят объявить перерыв. Молчаливый адвокат Салиева решительно против. А судья – нет.

Анатолий ДЕРУС, судья
Задовольнити клопотання представника Міністерства оборони та залучити в якості зацікавленої особи територіальне управління юстиції в Одеській області. І оголосити перерву.

Арест продолжает действовать, попытка слить завод подешевке провалена. Но самую первую свою ошибку организаторы аферы совершили намного раньше, когда решили выселить семью Вячеслава Обертаса. Если бы отставного подполковника не загоняли в угол, у него не было бы повода для заявлений в прокуратуру и прочие инстанции. А теперь поздно: даже если с ним лично договорятся, государственная машина уже запущена. Дешево остановить ее невозможно.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
– О таких ситуациях в Одессе принято говорить: “Жадность фраера сгубила”. По всей Украине тысячи семей военных живут в разных бывших военных городках. Когда такая земля уходит под застройку, обычно военным делают предложение, от которого и не захочется отказываться. Жить в заброшенном штабе, знаете ли, тоже небольшое удовольствие. В данном случае вместо того, чтобы дать что-то новое, решили внаглую отобрать то, что есть. Ну и получили: уголовное дело, судебный арест имущества и полный пакет. А все почему? Не надо жадничать.

22 января, 2018 21:30