Одесса
17 Co
USD

ТРИЖДЫ ВОРОВАННОЕ

Один по цене трех. Самая талантливая разводка за шесть поколений одесских чиновников. «Реконструкция строения по адресу: Станокостроительная, 12». Какая высокая коррупционная поэзия прячется за этой формулировкой, смотрите прямо сейчас.

Здание-скандал в ожидании новых жертв. Улица Станкостроительная, промзона на Заставе, почти окраина. Многолетний недострой, несостоявшийся корпус ближайшего профтехучилища, несостоявшаяся налоговая. Из-за этого здания чуть не сел в тюрьму целый начальник управления коммунальной собственностью, Эдуард Смоляр. Сегодня оно принадлежит городу, и одесситам придется отдать за него еще 72 миллиона гривен, а потом — еще больше 100. Всего – почти 180 миллионов. Две новые школы на тысячу учеников каждая. Как так вышло? Разберемся по порядку.

 

Охранник Юра: Фотографируют… Ну, удостоверение… А ну покажи документ… Написано: “Касим Вячеслав Сергеевич, 7 канал”…

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Итак, пункт первый – 107 миллионов гривен на реконструкцию этих развалин. Под конец года, в декабре, управление капитального строительства горсовета тихо разыграло богатый тендер. Победила компания “Сеал-строй”. Но самый главный вопрос даже не в победителях и не в сумме. Вопрос: да зачем вообще это нужно?

Только за последний год горсовет потратил больше 300 миллионов на покупку и реконструкцию единого офиса для всех управлений и департаментов – скандальная «новая мэрия» в бывших корпусах завода «Краян». Зачем нужно городить еще один офисный центр из полуразрушенного ПТУ? Звоним начальнику УКСа Борису Панову. Борис Николаевич возглавлял тендерный комитет, уж он-то должен знать, зачем нужна реконструкция.

Панов: Ну Вы ж знаете процедуру, обратитесь, пожалуйста, в пресс-службу. Касим: Просто вопрос в том, что там будет после реконструкции, Вы же знаете это… Панов: Согласуйте, пожалуйста, с пресс-службой, мы Вам дадим информацию. Касим: Вы не можете ответить на простой вопрос? Это же простой вопрос. Что там будет после реконструкции? Панов: Пожалуйста, обратитесь в пресс-службу горсовета, она Вам все даст.

«Идите в пресс-службу» из уст чиновника — это вежливый способ сказать журналисту, чтобы он шел куда-нибудь подальше. Вопрос-то простой, а вот ответа на него, возможно, и сам Борис Панов не знает. Это здание начали строить еще в 80-е и забросили на двадцать с лишним лет. Виктор – местный житель, он работал когда-то тут же, на стройкомбинате. Проводит для нас небольшую экскурсию по «новому административному корпусу Одесского горсовета».

Виктор: Вот эти колонны, они уже… Вот видите старые кирпичи? Они уже полностью нерабочие! Касим: А это несущая колонна? Виктор: Это должна быть несущая. Вон несущая колонна. Они все разрушились полностью. Они их обложили, но они-то садятся. Это аварийное здание уже, все. Касим: А это свежая стяжка? Виктор: Это вот сейчас они сделали, когда линолеум стелили… Тут уже были кабинеты.

Вопрос про стяжку был не просто так. Реконструкторы запрятали в проекте большую хитрость. Мы вернемся к этому чуть позже, а сейчас давайте попробуем понять, как так вышло, что город должен заплатить 72 миллиона за здание, которое и так ему принадлежит.

В конце двухтысячных годов бывшее училище купило некое общество с ограниченной ответственностью «Арт». Коммерсанты кое-как отремонтировали здание и очень выгодно поменялись с мэрией. Мол, мы вам – одно большое здание, а вы нам – много маленьких: Ришельевская, Торговая, Пушкинская, всего больше 20 помещений. Именно за это чуть не посадили в тюрьму начальника коммунальной собственности Эдуарда Смоляра. Сделку признали неравноценной и отменили. Но частники успели свои помещения продать, а это здание осталось у города. И вот теперь Хозяйственный суд постановил: раз сделка отменена, а здание осталось у мэрии, город Одесса должен заплатить бывшим хозяевам живыми деньгами. Эти развалины оценили в 2 миллиона 700 тысяч долларов. Так и вышло больше 70 миллионов гривен.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Два миллиона семьсот тысяч долларов за шесть тысяч семьсот квадратных метров – это четыреста долларов за квадрат. Так принято считать в Одессе цены на рынке недвижимости. Вот еще одно административное здание в этом же районе. Оно тоже продается целиком и прямо сейчас стоит двести семьдесят долларов за квадрат. На самом деле разница намного больше, чем в полтора раза, ведь здесь есть отопление, водопровод, крыша и даже окна.

Суд решил, что за голые стены без крыши нужно заплатить бешеные деньги. Возможно, это был просто притворный судебный процесс? Это очень распространенное явление в украинской юридической практике, утверждает Александр Марков из авдокатского объединения «Марков и партнеры». Бывает, что стороны обо всем договорились заранее, а в суд идут только за красивой бумажкой.

Александр МАРКОВ, адвокат
На самом деле, сама проблема такого судебного процесса в том, что уже изначально есть сценарий такого процесса. Мало того, изначально стороны знают те слабые места, которые есть при принятии решения или при отмене решения, изначально стороны уже бьют на эту позицию. У судьи, по большому счету, вариантов как бы не остается.

ООО «Арт» отсудило у мэрии 70 миллионов в областном хозяйственном суде еще в сентябре этого года. Сейчас ни шатко ни валко идет рассмотрение аппеляции: то одна сторона не явится, то другая. Цена в 70 миллионов базируется на одном-единственном заключении одной оценочной компании. И до сих пор никто даже не попытался его обжаловать.

Касим: Была оценка определенной компанией летом этого года проведена на вот эти 2 миллиона 700 тысяч долларов, которую, естественно, заказал истец. Было бы нормально в этой ситуации, если бы ответчик сказал: я не хочу платить таких денег, давайте закажем другую экспертизу и я ее оплачу? Марков: Это было абсолютно закономерно. Мало того, это было бы последовательно. Любой адвокат при получении такого доказательства всегда назначает экспертизу. Ну это хоть… Это как неписаное правило. Ну кроме тех случаев, когда ты согласен со стоимостью. Все.

Долгая цепочка владельцев ведет в Великобританию. За безликой компанией «Арт» стоит некий Олег Дегтярев, лондонский юрист родом из Москвы. Его работа – владеть. В Одессе он владел некоторыми телеканалами и даже целой Аркадией. Да, людям из Лондона есть дело до одесской недвижимости.

Виктор: Тут же налоговую хотели селить. Здесь же была налоговая. Они приехали, кондиционеры поставили. Как первый дождь, они тут же убежали все отсюда. Всё на голову лилось. Касим: А оно ведь раньше выше было, да? Виктор: Третий этаж сняли, да. Касим: А что с ним случилось? Местный: Плиты нужны были кому-то. Касим: Ну я в решении суда читал, что в связи с аварийной опасностью разобрали третий этаж… (Местные мужики смеются) Касим: Нет, правда, там так написано. Виктор (настаивает): Кому-то были нужны плиты!

И еще 100 миллионов на реконструкцию. Помните стяжку? Она здесь есть, а по техзаданию нужно сделать новую. И наоборот, по документам нужно отбить несколько тысяч квадратных метров штукатурки, а ее здесь нет. Всего — 170 миллионов, миллион к миллиону.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
У любого другого горсовета в Украине закружилась бы голова. Здесь была создана схема, при которой на одном и том же объекте можно украсть три раза, и каждый раз – по-крупному. Если вы настоящий одессит, вы можете гордиться своими земляками: наши умеют воровать лучше всех, больше всех и талантливей всех. Но не удивляйтесь потом, что за тридцать лет в Одессе не пострили ни одной транспортной развязки. В Одессе строят только схемы.

25 декабря, 2017 21:30