Одесса
13 Co
USD

СЕЛО, НАРКОТИКИ И ТРОЕ ПОВЕШЕННЫХ

Три скелета в лесу. В селе Кохановка Ананьевского района нашли останки молодой матери и двоих детей. Что привело к трагедии и кого в этой семье еще можно спасти – в нашем расследовании.

Вглубь леса с трудом проходит «Нива» начальника лесхоза. Неглубокую колею накатала полиция, а раньше в эту сторону вообще не ездили. В зарослях разбросаны бахилы и перчатки, да еще оградительная лента – здесь произошло преступление.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
– Останки восьмилетнего Гриши и шестилетней Насти нашли под этой самой веткой в глухом лесу в Ананьевском районе.

Виталий и Эдуард местные охотники. Рассказывают место не проходное, разве что грибники забредут, да и то случайно. Люба и ее дети пропали еще в марте. Кости нашли в начале декабря. Тонкие веревки перетерли кору, черепа скатились в овражек.

Эдик: – Ну петлі так і висіли. Виталий: – Та ондо, на тому дереві. На тому дереві.

Гвоздев: – Вот на этой – дети, а на этой – мать.

Трое повешенных дело резонансное. Судмедэксперты из Одессы уверяют, определить причину смерти практически невозможно. Тут дай Бог разобраться, где чей череп. За последнее десятилетие процедуру фотосовмещения проводили всего один раз и длилась она почти месяц.

Юрий  СТЕПАНЧУК, судмедэксперт
– Они были отдельно, и какой череп кому принадлежит – это непонятно. Мы ждем, пока криминалисты будут делать фотосовмещение и потом будем решать. Если они четко установят, что вот этот череп относится вот к этому скелету, этот к вот этому, то тогда мы их положим. А если нет, то тогда будем думать.

Люба родила Гришу в 17. По хозяйству в основном помогала мама. На воротах у Екатерины полотенце. Мы идем в хату поговорить за жизнь.

Екатерина, бабушка повешенных детей: – Я на подоконнике тут нашла записку. В паспорте – деньги и записка: “Мама, трать деньги с головой, хотя бы на год чтоб хватило. Я уехала, то есть мы уехали”.

Больше никто не видел ни Любу, ни Гришу, ни Настю. В последнюю ночь перед уходом Люба разговаривала только со своим ухажером Ромой.

Екатерина, бабушка повешенных детей: – До самого утра он с ней не спал, а разговаривали. И он сказал, что Люба сказала, что я последний раз приехала тебя увидеть, увидимся на небесах. Он говорит, а дети куда? Ну а дети – со мной. Ладно, я могу понять, ну одного ребенка, может как-то у нее сердце, могла бы убить. Ну а второго, второй-то видит. Как? Как это?

Последний год Люба дома бывала редко, в основном работала в Одессе. Где и кем, бабушка точно не знает.

Екатерина: – Ну в основном она по стройке.

Показывает фотоальбом. Люба не очень похожа на маляра-штукатура. Откровенные позы, яркий макияж, минимум одежды, томный взгляд.

Ковалева: – А фотосессию где делали? Екатерина: – Это все в Одессе. Ковалева: – Это при каком-то модельном агентстве или где? Екатерина: – Это так она, для себя.

В полумраке кухни прячется восьмиклассница Кристина младшая дочка Катерины. Девочка наотрез отказывается разговаривать. Душевное состояние вызывает опасения.

Екатерина: – Замкнулась и все, и в школу не хочет идти. Я говорю с ней, а она молчит.

Ольга РАДИЖ, глава села Кохановка
– Допустим, от така погода, вона може йти в футболці отак підкатаній, або світерочок тоненький, в шльопанцах може ще щас ходити.

Никому ни слова, она до сих пор в шоке. Только представьте, сестра убила себя и детей. Бабушка куда словоохотливее: в редкие визиты Люба вела себя странно.

Екатерина: – Травы собирала, она ходила с детьми, грибы собирала. Она любила сильно грибы. За этот год она вообще изменилась очень страшно. Как изменилась, конечно, уже в плохую сторону. Что дети ходят в школу, что не ходят, это ей как-то все равно было.

Что же за травы и грибы нужно собирать, чтобы заставить маленьких детей идти пять километров по бездорожью, а потом повесить? Семья Ромы, последнего любовника Любы, тоже из местных. Расспрашиваем маму Таню. На глазах у соседей разговор короткий.

Татьяна, мама Ромы:  – Так, з Ромою подурачаться і уходять. Ми ушли. І всьо.

А вот по секрету другое дело.

Татьяна: – Вона курила якусь травку, це Рома розказував.

Пока мы снимаем в селе, неподалеку в поле полиция сжигает огромную кучу наркотиков. В основном опиум и обработанный химией каннабис, так называемый спайс. Эти вещества были в обороте как раз в Ананьевском районе. Длительное употребление спайса приводит к галлюцинациям и стабильному изменению сознания. Возможно, именно поэтому никто в селе не понимал, что происходит с Любой: вроде как пьяная, а запаха нет. У учителей обычно глаз наметан, отправляемся в школу, где учился Гриша.

Надежда Николаевна, учитель Гриши: – Ось за цією партою Гриша сидів. Дітки, ану скажіть про Гришу, який він був? Діти: – Добрим, смішним. Учитель: – Ще яким? Діти: – Веселим.

Надежда Николаевна только сейчас перестала ждать ученика, Гриша был ее любимчиком.

Надежда Николаевна, учитель Гриши: – Директор школи подзвонила, каже, мама приїхала, забрала дітей і все лишила, нічого не взяла і поїхала. Ну, думали, що вона десь поїхала, що вона приїде. І так він ще у нас числиться у школі.

А вот с родительницей последнее время отношения не складывались.

Надежда Николаевна, учитель Гриши: – Любу як щось підмінило. Вже прийшли ми в другий клас, і її як на 180 градусів повернуло. Люба, ну хай ти вже хвора, хай дитина йде до школи. От коли я встану, тоді я вже прийду. Це вона мені таке говорила.

Директор школы тоже заметила странное поведение.

 

Тамара Георгиевна, директор: – А Люба, щось в неї сталося з головою, я не знаю. Щось вона себе вела не так, як слід. Ковалева: – А в чому це проявлялося? Директор: – В чому проявлялося: прийшла на збори, була чи випивша, чи що, не знаю. Но якась поведінка в неї не така була. Не цікавилась вона вже більше. Вона збирала трави такі, вона любила. І лісові ягоди оце вона тако.

В сельсовете, да и на задворках села истории еще откровеннее.

Ольга РАДИЖ, глава села Кохановка
– Було тако, що вона одівала фату, робила з шторки фату. Сідала на велосипед і по селі велосипедом. Травку якусь варили вони. Ковалева: – И грибы собирали. Глава села: – Да-да. Вони варили якусь травку. Таке не можна зробити без наркотичних якихось препаратів.

Петр, местный житель: – Вона заробляла не тим місцем. Вона поїхала, приїхала, поїхала, приїхала з цими грішми. Вона там масажами цими. Ковалева: – Массажные салоны? Надюк: – Проститутка. Петр: – Да, вона іменно по цьому ділу була. Там варили козине молоко, щось наконовалять, як понапиваються, та й ходять, як у ліс, одне до одного.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
– Жизнь Любы была насыщенней сценариев мексиканских сериалов. В кровати один за одним сменялись любовники из местных женихов, в Одессе работа тоже была специфической. Длительное употребление наркотиков привело к страшной гибели детей. Никто из сельчан, видя странности, не вызвал ни соцслужбу, ни ювенальную полицию, хоть и были все предпосылки бить тревогу. Насте и Грише никто не помог и уже не поможет. Но в этой семье остался еще один ребенок – Кристина. Сложный подростковый возраст. Девочке явно нужна помощь опытного психолога и юриста, в Ананьеве таких нет. Кто захочет ехать в глухую деревню из-за какой-то там проблемной семьи. Проще, да и результативнее забрать Кристину в цивилизацию, пока трагедия не повторилась.

11 декабря, 2017 21:37