Одесса
5 Co
USD

МУСОРНЫЙ АКТИВ НА 147 МЛН

Полторы тонны денег — 147 миллионов гривен. Зарплата обычного чиновника за две тысячи лет службы. Афера аэродрома “Застава” — как купить мыльный пузырь за бешеные деньги, смотрите прямо сейчас.

Бывший аэродром “Застава”. Ровно год назад, одесский горсовет купил его за сто сорок семь миллионов гривен. Сто сорок шесть девятьсот, если точнее. Если еще точнее, покупали только здания, не землю, но всех убеждали, что покупают целый аэродром, потому так дорого. Город Одесса, Тираспольское шоссе, 22г.

Надюк: — Скажите, а это 22г?
Охранник: — Да.
Надюк: — Да? Взлетка бывшая, да?

Афера с покупкой как бы аэродрома не имела большого медийного резонанса. Пара статей на городских сайтах и все. Уже через пару месяцев о ней все забыли,  взлетела грандиозная схема со зданием “Краяна” под новую мэрию. Покупку недвижимости на Заставе за полтораста миллионов объяснили так: очень нужно расширить Западное кладбище.

Геннадий Труханов, мэр: — Практически мест для захоронений у нас сегодня в городе нет, и… данную ситуацию я не хочу сейчас подробно рассказывать, чтобы не пугать одесситов и вас, но последние месяцы, последний квартал, последние три-четыре месяца, у нас серьезные проблемы с этим вопросом. Мы как-то выкручивались из этой ситуации, можно так сказать, но это не решение вопроса.

VZLETKA-(9)
Богдан Гиганов, депутат горсовета: — Если пересчитать эти квадратные метры, у нас чуть ли не недвижимость на Дерибасовской получается.


Алексей Спектор, директор Департамента коммунальной собственности: — По сути вопроса, шо я могу сказать? Есть оценочная стоимость, это самое. Можно ознакомиться. Окупаемость нашей службой данной процедуры — где-то десять лет, исходя из средней стоимости захоронения. И за десять лет мы как бы сможем удвоить эту сумму без учета инфляции.

Раз чиновники высчитывают сроки окупаемости, значит мэрия извлекает прибыль из похорон одесситов. Чем больше нас умрет, тем больше они заработают. Но самое главное вот что: мэрия купила у авиакомпании “Одесса” не землю, не участок для расширения кладбища. Только три десятка ветхих строений общей площадью шесть тысяч квадратных метров. Причем здесь кладбище? Ни при чем.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Прошел ровно год с тех пор, как Одесский горсовет отдал почти сто пятьдесят миллионов ради расширения кладбища. Кладбище так и не расширилось. И вот почему. Здания, купленные горсоветом, находятся во-он там — более, чем в километре отсюда. И несколько зданий, купленных ТАМ, никак не дают кладбищу права расширяться ЗДЕСЬ. Потому что здесь земли воздушного транспорта и, вообще, запасной военный аэродром.

Цех, док-склад, туалет, здание аэровокзала, подсобки, мастерские. Все эти развалюхи стоили городу бешеных денег. Сам аэропорт частники выкупили у государства еще в 92-м году. Это тоже была сомнительная схема, но с тех пор прошло слишком много времени.

Сторож: — Раньше был старый аэропорт. Потом тут хозяйка была, они в аренду сдавали тут.
Надюк: — Ну а сейчас, что это — частное уже?
Сторож: — Нет, не частное, государственное.

Все это уже год как коммунальная собственность. Для здешних обитателей и бизнесменов ничего не поменялось, как платили за аренду, так и платят. Эти здания никому кроме них не нужны.

Надюк: — Здесь все сдается.
Касим: — Все сдается, вот такие-то варианты?
Надюк: — Да, да, да. Вот это вот столовая, видишь? Магазин, столовая, там СТО. Вот здесь… вроде как живут. Может здесь еще и квартиру можно снять?
Касим: — Здесь формально 6 тысяч квадратов насобирать можно, но это же мусор! Это не здания, это мусор!

Пятьдесят два депутата Одесского городского совета проголосовали за то, чтобы купить этот мусор за сто сорок семь миллионов. Одним из тех, кто воздержался, был Алексей Еремица.

— До этого у города были претензии к праву собственности на эти домики у этой компании, и они судились долгое время, понимаете? Вот что самое интересное. И тут — хлоп, вроде, как все нормально, и подписывается договор….  Уровень этих домиков, их состояние… Да они вообще, по сути, не нужны, потому что их купил, и развалил, потому что они не нужны.

В тот день чиновники мэрии обманули всех. Не только горожан-избирателей, но и своих коллег-депутатов. Их уверяли: покупаем не просто здания, а всю взлетку.

Инна Поповская, директор Юридического департамента горсовета: — В состав этих “будівель та споруд” входит посадочно-взлетная полоса и прилегающая территория, которая ее обслуживает, а это свыше 100 гектаров земли. … Правоустанавливающие документы никто никогда не отменял, и они у них есть, на посадочно-взлетную полосу. … Что такое взлетно-посадочная полоса, мы все прекрасно понимаем, даже не будучи специалистами, что это фактически земельный участок.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Перед вами относительно редкий случай. Вы видели, как чиновник не просто чего-то недоговаривает или говорит полуправду, а откровенно врет. Вот полный перечень зданий и сооружений, купленных горсоветом на Тираспольском шоссе, 22г. Никакой взлетно-посадочной полосы здесь нет. Площадь ВПП — 25 тысяч квадратных метров, а город купил всего 6 тысяч. Она сюда просто не влезла бы, это изначально был обман.

Покупать нужно быстро, очень быстро, людей негде хоронить и так далее. Обычно так поступают мошенники: убеждают в срочности покупки, чтобы жертва не имела времени на сомнения. Сто сорок семь миллионов перечислили уже через неделю после сессии. Через два месяца ровно такую же схему провернули со зданием “Краяна”. Но там город получил хоть какое-то имущество, переплатив за него в десять раз. А здесь за сто пятьдесят миллионов городской общине впарили развалюхи. Больше ста тридцати миллионов цены нарисовали исключительно на основании воображаемого права использования земельного участка, которое истекло еще десять лет назад.

Геннадий Труханов: — Этот вопрос, ээээм… очень важный. Очень важный и , конечно, хотелось бы нам найти свободные земли, чтобы не тратить деньги, но фактически сегодня уже при существующем кладбище, вы знаете, там уже кладбище есть, то есть фактически вопрос важный. Очень важный, потому что по документам нашего коммунального предприятия мы сегодня вынуждены проводить те захоронения и открывать те кладбища, которые были закрыты когда-то.

Алексей ЕРЕМИЦА, депутат Одесского горсовета
— Тысячу двести, что-то там… тысячу четыреста долларов за квадратный метр. А теперь посмотрите, почем город продает коммунальную собственность. Дороже 600 долларов вообще ничего в жизни нет.

В итоге город Одесса купил землю, которая и так ему принадлежала. У кого? Единственным учредителем авиакомпании “Одесса” незадолго до сделки стал Андрей Вирченко, адвокат, который обслуживает интересы Олега Невзорова — хозяина компании “Одеком”. Это девелоперская контора, которая взялась доделать за “Прогресс-строем” Селезнева два печально известных одесских недостроя: “Золотой берег” и “Гагарин Плаза”. Пока не получилось. Часть инвесторов “Золотого берега” считают новых застройщиков мошенниками.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Кем бы ни были продавцы, сработать чисто они не сумели. Уже после сделки один из учредителей авиакомпании “Одесса” заявил, что его незаконно выбросили из числа собственников. И вот, сто сорок семь миллионов заплачено за спорное имущество, которое не дает никаких прав на земельный участок. Купили мусорный актив.

25 сентября, 2017 21:35