Одесса
16 Co
USD

ТРИ СЕСТРЫ — ТРИ МОГИЛЫ

Трагедия на Ивана Купала. В Балтском районе утонули три сестры. Кто виновен в смерти девушек и что же произошло на самом деле — в нашем расследовании.

Учительница: — Хоронили их как невест, очень жутко, все люди, это не передать, такое горе.
Оксана: — Скільки я на світі живу білому, я такого ще не бачила. Щоб три катафалки, три гроба, і три дівчини таких молодих.

Таню, Катю и Кристину в селе знают хорошо. Люди рассказывают, девушки были очень воспитанные.

Учительница: — С 8-9 лет они уже работали на себя, то есть они зарабатывали денюжку своим трудом. Очень жаль детей, потому что, мне кажется, это ошибки взрослых. Это ошибки взрослых.
Лариса, продавщица: — Вони бідні на городах шарувались, збирали клубнику, смородину. Вони чесним трудом заробляли гроші. Дуже були трудолюбиві.

Беда в Гольму пришла в ночь на Ивана Купала. Четыре девушки пошли вечером на дамбу купить рыбу, охранник с другом выпивали и предложили покататься на лодке. Дальше события развивались молниеносно. Три сестры оказались в воде. Младшей Кристинке было 15, средней Кате — 16, старшей Тане — 22. В этом доме живет Алена, в многодетной семье она одна из девочек осталась.

Алена, сестра: — П’ять хлопців, чотири сестри нас було.

Рассказывает, все село винит в смерти девушек двух взрослых мужчин — Олега и Дмитрия. Они не только решили покатать подростков по темному водохранилищу, но и бросили умирать.

Алена, сестра: — Пригнув з лодки той Діма Бринза і зразу до берега утік, і так само той Олег. Вони кричали мої меньші, Катя і Христя: “Спасайте, спасайте!” А вони думали, що вони прикалуються, а вони навіть плавати не вміють. І так вони їх не спасли.
Учительница: — Там было два взрослых человека, два мужика. Одному под 30, а второму под сорок. Почему не спасли девочек, я не могу вам сказать.
Руслана, подруга: — Два бидла, і ні один з них просто не дав руку помощі тим дівчатам, ніхто. Єслі так розібратися, то вина на них. Він знав, що лодка дюрява, шість чоловік вона не видерже, тєм болєє ночью.
Оксана: — І як це, були два мужика рядом, і як це — не спасти тих дівчат, я вообще не представляю.

На кладбищенскую ограду опирается женщина в траурном платке. Галина вырастила девятерых детей, в одну ночь потеряла троих младших.

Галина, мама: — А дітей моїх вже не повернеш, вже все, не повернеш. Боже, боже, в мене такі дівчатка були.

Материнское сердце просит об одном: чтобы тех, кто дал девочкам утонуть, наказали по всей строгости.

Галина, мама: — Ви добивайтесь, щоб тих гадів, то понесли наказаніє.

Мы опрашиваем местных жителей: где охранник дамбы Олег и его товарищ Дмитрий?

Лариса: — Охранник вроде закрытый, под следствием щас.
Оксана, мама выжившей Кристины: — Ну їх же забрали в міліцію. Ковалева: — Забрали их? Обоих, да? Оксана: — Да, да. Їх забрали в міліцію, їх же немає. Той, говорили мені люди, сидить в Одесі в СІЗО, Олег. А Діма, я не знаю де.
Валерия, сестра выжившей: — Сказали, что в тюрьму посадили. Наверное, повечно, сказали.

Едем на дамбу, может коллеги Олега владеют информацией. Но на станции новый охранник, с предшественником не знаком. На водохранилище с тоской смотрит Василий. Его невестка Таня утонула первой.

Василий, родственник: — Сказали, що він вильнув, і ці пацани повипадали. І коли вони випливли на берег, то вони їм кричали: “Спасіть-поможіть”. А вони просто сиділи, сміялися, думали, що вони просто прикалуються з них там.

Про Диму, он местный, знает много. Говорит семья состоятельная, и вряд ли мужчина попадет за решетку.

Василий: — Там приходила Діми мама в той день, коли вони потонули, шостого числа, сьомого вона утром прийшла, говорить, мого сина не посадять, я все попродаю, но свого сина викуплю.

Мы едем с Васей к Диминому дому. Родительские усадьбы занимают почти целую улицу. Добротное хозяйство. После трагедии его в селе никто не видел. Из дома выходит зять.

Надюк: — А мені потрібен Діма.
Коля: — Нема його.
Надюк: — А коли буде?
Коля: — Не буде.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— Стало понятно, Дима сбежал из села, родственники сделают все возможное, чтобы следствие его никогда не нашло. Главный виновник, охранник Олег, — ветеран АТО. Он живет в Измаиле. На маленькой лодке в ту ночь выжила шестнадцатилетняя Кристина. Девочка в шоковом состоянии. Мама Оксана рассказывает с ее слов. Это самый достоверный источник.

Оксана, мама выжившей девочки: — Там вона з психіатром має дєло, вчора тоже була в психіатра в Балті. Бо в неї такий стрес, що вона: “Мама, Катя і Кристина тако на мене напали, щоб я їх спасала.” Каже: “Я їх тако, как же одна їх двох. Вони мене в воду такі толкають, я не можу їх двох, а вони кричать “поможіть-спасіть”, і ніхто не підходить, не помогають, нічого. А Таню мабуть зразу прибила лодка, бо вона каже: “Я Тані зразу не бачила”.

Мы отправляемся в Балту. Дело расследует местный райотдел. Вот на штрафплощадке та самая лодка. Следствие идет, экспертизы не окончены. В неофициальной беседе начальник райотдела сообщил — Диме вообще ничего не грозит, он проходит как свидетель. Олег тоже на свободе, даже не на подписке. Максимум, что ему могут предъявить — нарушение правил на транспорте.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— 291 статья, минимальное наказание — штраф всего 1 700 гривен, могут дать пять лет условно. Если суд захочет осудить по всей строгости закона, 5 лет тюрьмы. 5 лет за три угробленных жизни.

В селе номер Олега знают почти все, он торговал рыбой из водохранилища. Звоним узнать, может он расскажет свою версию.

Оператор: — Ваш абонент знаходиться поза зоною досяжності.

Мария КОВАЛЕВА, специальній корреспондент
— Олег скрывается где-то в Измаиле. Следователи — в Балте. Сестры — на кладбище. Как утверждает наш источник в райсовете, на Гольмовском водохранилище стоят люди вице-мэра Одессы Андрея Котляра. Это тот самый зам Труханова, который курирует в Одессе пляжную тему. В Балте уже докурировался.

17 июля, 2017 21:38