Одесса
4 Co
USD

РОДИЛА И БРОСИЛА

 

Родила и бросила, и так по несколько раз. Здоровые дети годами лежат в больницах и ждут, когда за ними придут. Узники ювенального законодательства — в нашем расследовании.

Наташа: Ти скучив за папою?
Саша: Да.
Наташа: Як ти його любиш?
Саша: Так.
Наташа: А маму як любиш?
Саша: Так.
Наташа: І мама тебе тако любить, щоб аж пукнув.

Наташа нашла своего сына четыре года назад. Сейчас Сашке пять. Свой первый год провел в больнице. Там его оставила та мать, которая родила. Мальчик учится разговаривать потихоньку, сказывается младенчество на казенной койке. Родители в нем души не чают, а недавно узнали, что у них будет еще и дочка. Позвонили из райцентра, в декабре у Сашки родилась сестричка.

Наташа: Скажи, яка Валюшка в нас? Це в нього маленька. А де вона знаходиться?
Саша: Там.
Наташа: А хто її привезе?
Саша: Папа.
Наташа: Папа привезе?
Саша: Тааак.

По дороге в Кодыму заезжаем в село Крутые. Биологическая отсюда родом. Ищем материнский дом.

Надюк: Надежда Виштарська де живе?
Бабушка: Це я.

Первая встречная оказалась бабушкой Саши и Вали. Неохотно рассказывает — дочь сидит в тюрьме. Родительских прав ее лишили. Четыре года назад по суду забрали Сашу, а перед сроком — Валю.

Бабушка: — Вона у своєї сестри взяла гроші.
Ковалева: — Багато?
Бабушка: — 400 гривень. І це вона написала і її забрали.

Сейчас горе-мамаша в колонии и снова на сносях. Бабушку судьба внуков не очень тревожит.

Ковалева: — А чого ви не забрали, Оля ж знає, де вони.
Бабушка: — Ну Оля знає, ну так получилось…

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— Саше и Вале очень повезло: у них есть новая мама, та, которая любит. Но пока соцслужбы и полиция искали ту, что бросила, прошло очень много времени. Саша пролежал в больнице год. Сейчас абсолютно здоровой Валюше 8 месяцев. Их самыми близкими людьми были люди в белых халатах. После первого отказника Ольга стояла на учете и в соцслужбе, и в милиции, но таков уж протокол, ювенальное законодательство готово защищать права биологических матерей, а не интересы детей.

Заведующая: — А мы сидим уже, вот наша Валюшка. Иди сюда, красавица, посмотри, сколько пришли к нам гостей.

Палата № 1 в детском отделении Кодымской больницы. Валя здесь не одна. Рядом бегает дружелюбный блондин Мишка, ему год и восемь. Он здесь с мая и тоже здоровый.

Ковалева: — Это твой друг Мишка? И ты на ручки. Все на ручки залезли.

За Мишкой из усыновителей стояла бы очередь, но нельзя. Мать не навещает, но и отказ не пишет, все обещает исправиться.

Заведующая: — Ну вот, хороший мальчик, но мама пошла уже по наклонной, оставила детей, дома там черт ногу сломит.

Эмилия Михайловна — заведующая. Помнит, как лежал Сашка, вынянчила Валюшу, а теперь ее мамой зовет Мишаня.

Миша: — Мама, мама, мама.
Заведующая: — Шо зайчик, шо Миша?

На самом деле Миша зовет мамой всех женщин. Ждет, чтоб забрали. Увидев, что мы собираемся уезжать, с детской непосредственностью собирает любимые кубики и прощается с персоналом больницы.

Заведующая: — Буде казати мама, мама. До свіданья вже даєш?

Маме Лиде дали время привести дела в порядок до 1 сентября. Едем в управление по делам детей. Там уверяют, мать старается, даже работу нашла, чтоб было на что Мишку кормить, а пока пусть полежит.

Наталья КОНТУЗИРОВА, глава районной службы по делам детей
— На даний час, зі слів матері, вона влаштувалася, вона працювала, та влаштувалася в Кодимі на роботу для того, щоб заробити кошти з метою створення належних умов та виконання рекомендацій соціальних служб. Членами коміссії їй продовжено термін для виконання цих рекомендацій до 1 вересня 2017 року.

А еще оказалось, что у Мишки есть два старших брата. Илье три годика, Коле — шесть. Мальчишек определили в центр реабилитации детей, по-простому — в приют. Серьезный Николай рассказывает.

Ковалева: — А мама давно була?
Коля: — Давно.
Ковалева: — А за ким більше скучаєте, за мамою чи за Мішкою?
Коля: — За Мішанькою.
С мая месяца дети видели мать всего два раза. Их забрали, когда она нашла нового ухажера.
Коля: — Приїзжав Дєніс той і спав з мамой.
Ковалева: — Денис — это друг?
Коля: — Нє, мамин парєнь.

Кодыма — городок небольшой. Найти номер телефона Лиды не составило труда. Созваниваемся и назначаем встречу.

Ковалева: — Лида, скажите, пожалуйста, что ж ваш мальчик в больнице лежит, а вы дома сидите. А он каждую женщину мамой называет.
Лида: — Ну, во-первых, я сейчас добиваюсь, чтоб их забрать. Детей.
Ковалева: — Вам дали до первого числа время. Сейчас вы дома, а ребенок в больнице. Почему вы не с ним?
Лида: — Я ж не могу целыми днями сидеть в больнице.
Ковалева: — Так он с мая месяца в больнице. За это время вы пришли четыре раза.

Лида долго нас уверяет, что ходит к детям чуть ли не каждый день, приносит одежду и сладости.

Ковалева: — Ваш старший сын говорит, что вы были два раза.
Лида: — Нет.
Ковалева: — Ну кто будет врать, мальчик будет врать?

Гвоздев: — А когда мама последний раз приезжала? Помнишь?
Коля: — Утром и вечером один раз.
Гвоздев: — То есть по одному разу за все время вашего нахождения тут.
Коля: — Да.

Может не навещает, потому что трудится в поте лица. Уточняем вопрос про работу, которая должна и ремонт обеспечить, и детям пропитание.

Лида: — Я сейчас ищу работу, чтоб их забрать.
Ковалева: — Подождите, вы соцслужбе сказали, что у вас есть работа. Вчера было заседание, вы сказали, что вы работаете.
Лида: — Нет.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— Вот и вся история. До 1 сентября Мишка будет сам лежать в больнице, Коля через месяц пойдет в первый класс. За 30 дней найти работу, сделать ремонт и собрать школьника даже для Одессы очень сложно, что говорить про Кодыму. Этих мальчишек могли отдать на усыновление еще в мае. Но наша система продолжает верить в бесконечную материнскую любовь и дает все новые шансы. Пока взрослые думают, дети вырастут. С каждым годом у них все меньше шансов найти новую семью. Кому нужен взрослый чужой ребенок?

31 июля, 2017 21:37