Одесса
1 Co
USD

НАЦИКОРПУС

 

Маленькие стыдливые нацисты: “Татуировку со свастикой сделаю, но родителям скажу, что это просто символ солнца”. Этими мальчиками четвертый год размахивает как флагом российская пропаганда: “В Украине поднимает голову фашизм”. Кто такие одесские неонацисты и сколько их, смотрите прямо сейчас.

Новая политическая сила улицы. Нацкорпус. Молодые ребята в брендированных футболках. Вот они под Верховной Радой забрасывают полицию дымовухами. Вот требуют чего-то под Приморским судом в Одессе. Вот — на Фонтане.

Митинг-фюрер: — Вместе и до конца! Слава Україні!
Хор: — Героям слава!
Митинг-фюрер: — Слава Нації!
Хор: — Смерть ворогам!
Митинг-фюрер: — Україна!
Хор: — Понад усе!

Вроде как обычные украинские националисты, но очень странные. Украинские у них только кричалки, друг с другом говорят исключительно по-русски. Нацкорпус — новая партия, появилась в декабре 16-го года. До того существовала как общественная организация при полке Нацгвардии “Азов”. А вот их символ.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Это так называемый Вольфсангель, волчий крюк. После свастики второй по распространенности символ в нацистской геральдике. Вот он на гербе 2-й танковой дивизии СС “Дас Райх”. А вот символ украинских социал-националистов “Идея Нации” — зеркально перевернутый горизонтальный Вольфсангель. А вот он же на эмблеме полка “Азов”, который породил партию Национальный корпус.

Андреас УМЛАНД, политолог
Враховуючи чимало расистських висловлювань лідерів «Азову», символ «Ідея Нації», як і відображене за ним окультне «чорне сонце» в емблемі полку, варто розглядати як вираз неонацистського ідеологічного вектора керівництва полку, а не як знаки, що лише випадково нагадують правоекстремістську символіку інших країн та періодів.

Полицейский: — Да не бросай, тебе говорят. Зачем ты бросаешь?
(молодой бросает)
Полицейский: — Все, задерживаем его. (молодого пакуют)

Давайте внимательно присмотримся к татуировкам, благо они здесь почти у каждого. Круговой узор на локте — то самое черное солнце. Его любили наци-оккультисты — вот оно же, в зале оберштурманфюреров в замке Вевельсбург. Вот свастика, вплетенная в геометрический узор. Вот двойная руна “Зиг” — СС. Официальная идеология партии — социал-национализм. Звучит очень похоже на гитлеровский национал-социализм, правда? Так в чем же разница?

Геннадий ЧИЖОВ, Южноукраинский центр этнических и политических исследований “Лад”
Никакой разницы, переставление слогов. Просто упор немножко делается больше на социальную составляющую.

Одесский политолог Геннадий Чижов подчеркивает — классических нацистов в Украине нет, вымерли. Те, кто называют себя национал-социалистами, это уже нечто совершенно новое. Но все равно мерзкое.

Геннадий ЧИЖОВ, Южноукраинский центр этнических и политических исследований “Лад”
Неонацизм — это интересное явление, которое является таким своеобразным гибридным новым понятием, позволяющим нажимать на психологические точки в сознании человека, в мифологическом сознании человека, и разрушать те или иные стереотипы с помощью психовирусных атак, когда можно заставить человека подумать, что это было только что черное, а оно уже белое, и наоборот.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Нацистская символика очень эклектична. “Вольфсангель” произошел из немецкой геральдики. “Черное солнце” придумали оккультисты ХIX века. Сдвоенную молнию “СС” нарисовал гитлеровский дизайнер на основании рунического алфавита. Свастика — древнеиндийский символ солнца. Случайно использовать именно этот набор символов никак нельзя, они из разных культур. Если нечто выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, скорее всего, это утка и есть.

Попробуем расспросить о наци-татуировках самих членов Нацкорпуса. Тихий бедный двор на Канатной. В углу — вход в подвал, ни вывески, ни таблички. Но это здесь.

Касим: День добрый!
Сережа: День добрый!
Касим: А здесь Нацкорпус?
Сережа: Да, а вы кто?
Касим: Я журналист, Седьмой канал. А есть кто-то из взрослых дома?
Сережа: Я есть.

В тесном подвальчике — мешки с воздушными шариками, свернутые флаги. В полумраке — полдюжины подростков и Сережа, похож на студента-первокурсника. Старших все-таки нет, приехать не хотят. Придется работать с тем, что есть.

Касим: Я посмотрел внимательно видосы с вашей акции, которая была на Каманина, перед этим вы еще на “Лагуну” ходили, да?
Сережа: Да, конечно.
Касим: У вас очень много ребят с нацистскими татуировками. Что это за татуировки?
Сережа: Нацистские татуировки? Что вы имеете в виду?
Касим: “СС”, свастики.
Сережа: Конкретней можно?
Касим: Ну конкретно надпись “СС” у человека на плече.
Сережа: У нас нет таких. Ну смотрите: идеология организации — украинский национализм.

Это уже неправда. Среди украинских националистов немного людей, которые говорят на русском. Посмотрим на татуировки.

Касим: Ну смотрите (показывает Сереже двойную “Зигу”)
Сережа: Что вы тут видите нацистского?
Касим: Это не “СС” по-вашему?
Сережа: Ну смотрите, я историк по образованию. Это руны, которые имеют славянское происхождение.
Касим (с издевкой): Это руны славянского происхождения, правда? Это ваши ребята или какие-то подставные?
Сережа: Наши.

“Все отрицать”. Молодые люди ведут себя вполне предсказуемо. Ничего уникального, неонацизм в современной Европе — обычное дело. И в этом смысле Украина мало чем отличается от той же Германии.

Михаил КАЦИН, политолог-международник
Конечно же, неонацизм в Европе является запрещенным течением и всячески преследуется властями европейских стран, но сама проблема, она существует, она есть в подкорке общественного сознания, несмотря на то, что в общем общественное мнение радикально против таких шовинистических настроений, но такие настроения есть.

Политолог-международник Михаил Кацин незнаком с украинскими неонацистами, но хорошо знает, как обстоят дела в Евросоюзе. Неонацисты никогда не признают себя таковыми публично.

Михаил КАЦИН, политолог-международник
Ярко выраженные нацисты, неонацисты, они маскируются, они не проявляют так явно своих идеологических предпочтений. В Европе, как и в нашей стране, как и в любой современной демократической стране, быть представителем этого течения — это немодно, это не в политическом тренде. Именно поэтому мы видим определенное “стеснение”.

Касим: Вот это, скажите пожалуйста, это тоже славянская символика?
Активистка: Да. А чем вам не нравится этот шрифт?
Касим: А он мне должен нравиться?
Активистка: А сколько вам заплатили, ребят? (уходят, видны татухи)

Геннадий ЧИЖОВ, Южноукраинский центр этнических и политических исследований “Лад”
Люди пытаются за счет своего слабого внутреннего духа причаститься к кому-то сильному, кто стоит за спиной. И кто-то сильный может ими манипулировать, поставив тебе клеймо или ярлык, что ты вот уже наш. Тебе трудно вырваться из этого замкнутого круга, как говорится, вход — рубль, выход — два.

Чем дальше, тем правее. Ни “Правый сектор”, ни “Свобода” не смогли зайти в парламент как партии. На смену им идут новые ультраправые.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Представляют ли неонацисты из Нацкорпуса угрозу для общественной безопасности? Пока только по мелочи, реальный актив одесского Нацкорпуса — чуть больше 30 человек. Они стыдливы, и они прячутся. Много пиара из ничего? Не совсем. Впервые в истории Украины настоящая неонацистская партия зарегистрировалась официально и получила право участвовать в выборах. Много голосов им не получить, праворадикальные партии сейчас не способны преодолеть проходной барьер. Но они этого очень хотят.

17 июля, 2017 21:31