Одесса
6 Co
USD

БОЛЬНИЦА ПО-ТРУХАНОВСКИ

Нужна поликлиника — получите. Как бабушки с окраин делам доверяли и что такое медицина по-трухановски, смотрите прямо сейчас.

Бабушка Лида: — Вот мы уже вечером ждем его, чтобы он пришел и нам сделал укол. Таааняяя.
Гвоздев за кадром: — Вот так, если плохо, стоишь и кричишь.

У бабушки Лиды подскочило давление, нужен укол. Обычное для села дело — один доктор на много километров. Единственная разница — это не глухая деревня, это Одесса.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— Херсонский сквер, конечная 20 трамвая. Если перейти оживленную дорогу под Пересыпским мостом и пройти еще квартал, можно найти аптеку. Этот маршрут проделывают десятки одесситов с окраин ежедневно. У них в районе аптеки нет. Чтобы купить даже самое простое лекарство, приходится тратить часы и очень много сил. Не каждой бабушке с больным сердцем это под силу. А ведь еще назад домой добираться. Ух, жарко. Но нам сегодня повезло, трамвай ходит. В непогоду сюда не доехать.

Около единственного магазина собралось старшее поколение и маленькая Кира. Она не ходит в садик, его тоже здесь нет. Девочка под присмотром бабушки, а маме надо ехать в аптеку. Вернется не скоро.

Наташа: — В данный момент у меня болен ребенок, я собираюсь ехать к мосту в аптеку.
Бабушка Ира: — Все-таки забытые мы здесь вообще.
Бабушка Валя: — Или нас не считают за людей. Или за собак нас считают.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— Все вокруг выглядит так, как будто нога чиновника и депутата никогда не ступала в эти края. Но это не так. Больше года назад мэр Труханов был здесь лично и попросил местных жителей доверять делам.

Бабушка Ира: — Приезжал Труханов, смотрел это все и сказал, что неужели люди еще могут так жить здесь.

18 мая 2016. Видео: ТРК “ГЛАС”
Диктор: — Мэр лично выехал на встречу к тем, кто так долго его ждал.
Труханов: — Заканчиваем амбулаторию, не хватило метров, сейчас мы сделаем быстренько план, сделаем аккуратную пристройку, чтоб она смотрелась. Будет у вас аптека и амбулатория. Можно будет обратиться на прием к врачу.

Пообещал — выполнил. Вот здание амбулатории, видно, что ремонт делали.

Бабушка: — Зимой она уже была построена.
Наташа: — Ну правильно — полгода.
Бабушка: — Ну зимой точно.

Ремонт на тяп-ляп. Трубы вразнобой, сквозь тонкий слой штукатурки видно старый ракушняк. Амбулаторию так и не запустили. За это время успела обвалиться плитка, облупились двери, все поросло бурьяном. Но, видно, у мэра свой взгляд на современную европейскую клинику.

Бабушка Валя: — Его надо было развалять полностью, а потом заново строить. Оно же было во время войны, у воде все стояло. Неужели у них ума не было, чтобы развалять и построить.

Мы идем в СОН “Хаджибейский”. Как раз приемный день. Виктор Делий, управляющий, обычно горазд порассказать, как много Труханов делает для жителей района. Сегодня постеснялся. Хотя он, как никто другой, мог бы внятно объяснить, почему до сих пор нет аптеки и амбулатории.

Ковалева: — Угу, ну 21 июля говорят, что приема не будет.
Женщина: — Что, закрыто?
Ковалева: — А вы тоже в приемную хотели?
Женщина: — Да.

Многие хотят попасть на прием. Кому нужна справка, кому выписка из домовой книги. Раиса звонит на мобильный.

Раиса: — Занято пока.

Через 15 минут занятый чиновник берет трубку.

Раиса: — Сейчас у вас вот непонятное объявление, что не работаем. Ну как же так?
Виктор Делий: — Ну у нас сегодня так получилось, что мне пришлось уехать по делам, так что приходите во вторник.

На самом деле начальник СОНа живет практически за углом. И даже после срочного совещания мог бы открыть офис и выдать нужные справки. Но бюрократия — наука точная. Да и про приезд телевидения было известно заранее.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— Наш источник в горздраве утверждает, амбулаторию по документам сдали полностью еще в декабре прошлого года. Как раз спешно выделили деньги на ремонт. Конец года, пора было закрывать бюджет. Даже на официальном сайте мэрии гордо отчитались — миллион четыреста тысяч гривен. Все во благо медицины. А на деле вышло совсем по-другому.

Бабушка Валя: — Поломанная рука у меня. Вот когда это здание будет, собственно говоря. Ее что, для мебели строили или для музея? Сказали, что будет тут больница, аптека. Мы ездим в город. Другий раз трамваи ходят, другий раз — не ходят.
Бабушка Лида: — Вот даже давление, было у меня давление, я не могу. Хорошо, что есть у нас тут в переулках Алеша. Мы бегим туда к нему. Это первая помощь, иди, Алеша, смеряй давление. А давление было за двести.
Бабушка Ира: — И терапевт надо, и педиатр надо для ребенка.
Бабушка Валя: — Вот это у нас только один врач, что мы ходим до него.

Бабушка Лида упорно стучит в калитку. Давление все еще скачет. Жена доктора даже не удивилась внезапным гостям — привыкла. Доктор-то один на всех. Если не на смене, поможет.

Жена доктора: — Сейчас я его позову.
Бабушка Лида: — Слава богу, что он есть.

HADJIBEY (24)

Доктор Алексей — взрослый мужчина — педиатр из областной. В неофициальной беседе разъясняет: какая амбулатория, этот дом с привидениями мэрской халатности так и будет стоять за обелиском Славы.

Доктор Алексей: — Я боюсь, что ее вообще не откроют. Вы понимаете, это очередное отмывание денег, которые выделились. Это было старое здание, которое нужно было разрушить, как клуб, и поставить новое. Они к старому налепили, налепили это все. Шкорлупку сделали. Вы же понимаете, как это все делается. Как со школой. Там такие миллионы списаны.

HADJIBEY (25)

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— Конечно же, доктор сделает укол бабушке Лиде и поможет бабушке Вале, осмотрит маленькую Киру и еще десяток жителей Хаджибейской дороги. Тот миллион 400 тысяч гривен на ремонт амбулатории утонул на полях орошения. Обычное дело для Труханова. Любит он здесь закапывать свои дела.

HADJIBEY (26)

24 июля, 2017 21:30