Одесса
10 Co
USD

СЕЛО И ДЕНЬГИ — БЕССАРАБСКАЯ ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ

 

Самая важная реформа — децентрализация. О ней много говорят, но очень мало, кто понимает, о чем речь. Ни новая полиция, ни электронное правительство, ни безвизовый режим не могут сделать нашу страну другой, а децентрализация может. Если, конечно, состоится. А почему бы ей не состояться? Типичный пример из Одесской области.

У всякого села есть два варианта: подчиняться райцентру или создать объединенную общину. Децентрализация. В первом случае ваши деньги уйдут в район, во втором —  останутся в селе. Все просто.

Виктор ДОНКОГЛОВ, председатель Татарбунарского райсовета
— Все, больше ничего я не хочу говорить на эту тему!

Жаркий майский день в Бессарабии. В зале тоже жарко. Сход Траповки решает: создавать ли объединенную общину с соседним селом Лиман. Председатель сельсовета уверяет — стоит, хотя сама она при этом лишится должности и станет просто старостой.

Людмила Шевченко: — Прошу проголосувати. Хто “за”? (поднимают руки) “Проти”, “утримались”, нема?
Глава счетной комиссии: — Один “проти”! “Утримались” — нема.

Еще два года назад, объединить собирались все сельсоветы в округе — от Приморского до Вишневого. Но не договорились. От грандиозного плана объединения остались только два сельсовета: Лиман и Траповка.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Все дело в географии. Смотрите, вот этот участок земли между двумя озерами и морем — Лиман, Приморское и Траповка. Если бы здесь появилась объединенная община, Татарбунарская районная власть утратила бы доступ к приморской земле. А это любимый ресурс всех чиновников.

Александр ФЕДОРОВ, депутат Лиманского сельсовета
— Люди боятся потерять власть, потому что следующий этап децентрализации — это ликвидация районных администраций и районных рад, это укрупнение районов. И, соответственно, на сегодняшний день они имеют ту власть, контролируемую в районе. Они боятся ее потерять.

Александр Федоров — депутат Лиманского сельсовета, на его базе создается объединенная община. Он специально приехал к нам в офис в Одессе и уверяет — хотя решение принято, еще не факт, что все получится. Председатель райсовета затеял свою собственную игру и хочет завалить объединение.

Придется разбираться на месте, едем в Татарбунарский район.

Касим: — Ох, уж эти Татарбунары…

В Траповке нас встречает Людмила Шевченко, глава здешнего сельсовета. Это она может лишиться власти в результате реформы и готова рискнуть. Но получила мощного противника.

Людмила ШЕВЧЕНКО, председатель Траповского сельсовета
— Люди поспілкувались з головою райради. Після цих зборів приходять в сільську раду і з такими криками: ну, не приведи Господи, щоб ви прийняли це рішення, вам спалять сільську раду, ми вам перекриємо трасу…
Касим: — Я правильно розумію, що голова районної ради ходив і агітував проти об’єднання громади?
Людмила Шевченко: — Да. … Він приїздив до мене: “Ти відміни рішення”. Таким адміністративним тиском: “Я на тебе в Генеральну прокуратуру, я проти тебе настрою посьолок Зарєчний і Новоселицю, і пол-Траповки протів тебе настрою, ну отаке. У нього получилося хаос такий зробить в селах.

После скандала, провели еще одни слушания. Все объяснили, проголосовали снова. Сто двадцать — “за”, тридцать — “против”. Глава райсовета все равно недоволен, говорит — собирайте подписи против объединения.

DECENRALIZACIA (17)

Виктор СМИРНОВ, депутат Траповского сельсовета
— Зараз же в електронному вигляді є витрати бюджету районного, і вони за цей рік, за перший квартал, уже відомі, і ми брали, роспічатали, подивились, і там співвідношення витрат на місто і на села — приблизно 90% на 10%. Тобто ми хочемо, щоб гроші, які ми збираємо з наших податків, з наших людей, витрачалися на громаду.

Мы в Татарбунарах. Председателя райсовета нет на месте, Виктор Донкоглов уехал в село Дивизия. Догоним его позже. Зато есть глава райадминистрации — ему по службе положено поддерживать реформу.

Александр КРИВЕНКО, председатель районной администрации
— Я рахую, що питання обговорення процесу об’єднання вже було проведено в достатньо розширеному колі. Ті, хто мав запитання, мав право висловитися, і це було проведене об’єктивне голосування.

Итак, районная администрация за объединение, а что же райсовет?

Касим: — Алло, Виктор Георгиевич, это снова Вячеслав, Седьмой канал, вы еще в Дивизии? Мы выезжаем из Татарбунар. Да, мы едем туда.

Уже на подъезде выясняем, что Виктор Донкоглов покинул Дивизию. Придется ехать за ним.

Касим: — По прекрасным дорогам Татарбунарского района мы преследуем главу районного совета. Он где-то там, впереди, на “Шевроле” попугайского цвета, не дождался нас в Дивизии, решил уехать. Но от нас просто так не уедешь.

20 минут экстремальной езды по грунтовкам, нагоняем главу райсовета на разбитой трассе. Деваться некуда, придется принять нас в райсовете. Во время интервью Виктор Донкоглов сходу огорошивает. Неважно, как прописана процедура создания объединенной общины в законе, важно, чтобы ему было все понятно.

Виктор ДОНКОГЛОВ, председатель Татарбунарского райсовета
— Вы понимаете, процедура — это такое дело… Дело в том, что есть село. А я понимаю так, что в селе, если проживает тысяча жителей, должно быть 501 “за”, 499 — “против” или воздержались там. Для меня так понятно.

Нет, не препятствовал. Да, по закону решение принимает сходка села, но так непонятно. И вон, в Тузлах объединились, и там ужас-ужас. Ну и вообще, зачем это все?

Виктор ДОНКОГЛОВ, председатель Татарбунарского райсовета
— Я не против, пускай они создают. Если люди захотят, создают себе пускай. Пожалуйста, не вопрос! Но. Люди поедут, куда на базар, скажите мне, пожалуйста, с этой громады?
Касим: — Ну вы местный, скажите мне.
Виктор Донкоглов: — В Татарбунары поедут! Где инфраструктура, где все? Они поедут в Татарбунары все! Куда они деньги повезут? В Татарбунары с громады повезут. Так создаются громады? Это первое. Дети в школу куда поедут, скажите, учиться? Поедут в Лиман туда, назад учиться? Понимаете?

Татарбунарской громады не существует даже в проекте. Ехать учиться в Лиман не нужно, потому что школа в Траповке. В общем, все выглядит действительно так, как описывали сельские депутаты, это очень похоже на манипуляцию. Вопрос денег, как всегда.

Светлана ЗЕНЧЕНКО, депутат Лиманского сельсовета, бухгалтер Траповского сельсовета
Ми втрачаємо шістсот тисяч прибуткового податку із заробітної плати. Також ми не отримуємо до бюджету Трапівської сільської ради кошти із прибуткового податку із земельних паїв.

Александр Кривенко: — Наприклад, людина вже поважного віку, вже 80 років, на неї зареєстровано. Є такі випадки, я не кажу, що це в Трапівці. Ну зрозуміло, що вона цю землю не обробляє. А обробляє ХТОСЬ її. Хтось користується, користується тими пільгами в оподаткованні і таким чином приховує це.
Касим: — А це все потенційно місцеві гроші.
Александр Кривенко: — Да. Це все потенційно місцеві гроші.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Это рапс — традиционно одна из самых дорогих и прибыльных сельскохозяйственных культур в Украине. В этом сезоне с одного гектара рапса можно ожидать до 15 тысяч гривен. Но формально этого поля не существует. Ни одного договора аренды, вообще ничего. То есть по факту поле есть, а в бюджете его нет.

Поле — сорок гектаров из десяти паев. Один пай никак не оформлен, а следующий официально арендует хозяйство родственников бывшей главы райадминистрации. И так через один: пять паев — в аренде, а другие пять — ни при чем. И все это одно поле. Нынешние сельсоветы не имеют никакого отношения к землям за пределами населенных пунктов. Это сфера ответственности объединенных общин.

Александр ФЕДОРОВ, депутат Лиманского сельсовета
— Останній крок — це рішення за обласною радою. Тобто обласна державна адміністрація при спільній робочій групі з облрадою винесла проект рішення, в якому з’явилася наша третя громада. І останнє питання — це затвердження перспективного плану.

Областной совет пока парализован, но если что, решение можно утвердить напрямую указом Президента. Получится или нет, они не знают, но будут пытаться.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Мы специально не спрашивали никого из селян, хотят они объединяться или нет. Сход села принял решение. Даже два раза. Это уже чисто бюрократическая игра. И такие игры сейчас идут по всей Украине. Либо бюрократия нагнет реформу и сохранит власть, либо новыми бюрократами станут головы объединенных общин.

 

12 июня, 2017 21:37