Одесса
14 Co
USD

ПОХОРОНЫ «ОБЩЕСТВЕННОГО БЮДЖЕТА»

 

 

“Одесса — наш общий дом, давайте вместе делать его благоустроенным”. Так рекламировали одесский “Общественный бюджет”. Оказалось, что делать благоустроенным неактуально, сохранить бы то, что есть. Как “Общественный бюджет” накрылся больничной уткой — смотрите прямо сейчас.

Олег Брындак, глава фракции “Доверяй делам” в Одесском горсовете: — Мы тут присутствуем при похоронах “Общественного бюджета”, я так хочу сказать. Потому что, опять же, закупка медицинского оборудования, оборудования для школ и так далее — это не “Общественный бюджет”.

Третью неделю в этом зале делят “Общественный бюджет” Одессы. Сто миллионов гривен. Эта комиссия утверждает и отвергает проекты, которые выйдут на интернет-голосование. Бюджеты от двухсот тысяч до пяти миллионов. Одобрение комиссии — это шанс получить финансирование. Отказали — денег не будет.

Автор проекта: — Услышьте меня, пожалуйста, все присутствующие: наши мамочки не имеют такой возможности платить деньги за этих специалистов.
Инна Поповская, директор Юридического департамента: — То, что этот центр нужно создавать, это бесспорно. То, что это хороший социальный проект, это бесспорно…
Брындак: — “Общественный бюджет” предусмотрен на завершенные процедуры. А мы утверждаем какую-то структуру, которая непонятно как будет финансироваться, содержаться, требует дополнительного финансирования из городского бюджета и так далее, и так далее.

“Общественный бюджет” — это не одесское изобретение. Такие проекты есть во всех крупных городах Украины: Львове, Киеве, Запорожье, Черкассах. По закону о местном самоуправлении идея следующая: а давайте возьмем кусок городского бюджета и потратим так, как попросят горожане. Одесса отличилась: “Общественный бюджет” стал партийным пиар-проектом.

Рекламный ролик: Одесса — наш общий дом. Давайте вместе делать его благоустроенным. “Доверяй делам”.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Эти ролики разместили на один день и очень быстро удалили. Еще бы, пиариться за деньги горожан постыдное дело. Но это не значит, что общественный бюджет перестали рассматривать как пиар-проект, еще и хвастались, мол, наш общественный бюджет — самый большой в Украине. Странности продолжились, когда началась подача проектов.

Четыре заседания, к 26 июня успели рассмотреть 151 проект. Поддержали 94 идеи на 224 миллиона гривен. И тут оказывается, что больше 70 из этих проектов поданы в интересах различных коммунальных учреждений. То есть в интересах подразделений самой же мэрии. Петр Обухов, программист и член комиссии по “Общественному бюджету”, так и не понял этот механизм.

Петр ОБУХОВ, член комиссии по “Общественному бюджету”
— Власти нужен инструмент, в котором общество может снизу подавать свои предложения, и тут оказалось, что он нужен не только обществу, но и коммунальным предприятиям. Потому что коммунальные учреждения почему-то не могут общаться напрямую, вот больше всего по здравоохранению. И для меня было достаточно удивительно, почему они, если им нужен рентгенаппарат, они не идут к начальнику горздрава и не говорят ему: мне нужен рентгенаппарат.

Рентгенаппараты, кресла для беременных, даже текущий ремонт в поликлинике. Ровно треть всех утвержденных проектов — это потребности одесских медиков. Но медицину нельзя финансировать за счет “Общественного бюджета”.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Смотрите, как это работает. Нужно ли купить дизель-генератор в 5-ю больницу? Конечно, нужно. Но купить его нужно молча и без голосования одесситов. Для этого есть городская бюджетная программа “Здоровье” почти на сто миллионов в год. Когда главврач приходит с протянутой рукой на “Общественный бюджет”, оказывается что департамент здравоохранения получил деньги на генераторы еще два года назад.

Светлана Бедрега, директор департамента финансов: — Мы в позапрошлом и в прошлом году в бюджете и выделяли деньги на приобретение именно в наши лечебные учреждения дизель-генераторов. Почему пятая больница не была включена?
Представитель департамента: — Пятая больница не попала в те проекты, потому что там были генераторы восьмидесятые…
Брындак: — Ну, честно говоря, сколько мы можем об этом… Вот мы идем на поводу, это какой-то нездоровый популизм. По-хорошему все эти сто миллионов надо было взять и распределить на учреждения медицинские. Ну давайте тогда будем честными… Это то, что нужно в первую очередь, но мы для другого здесь собрались. Я не понимаю, честно говоря, логики происходящего.

Алексей ЕРЕМИЦА, член комиссии по “Общественному бюджету”
— Он понимает, что завтра городскую власть могут достаточно жестко критиковать за то, что весь “Общественный бюджет”, о котором так много говорилось, уйдет на дополнительные ассигнования того, что не финансировалось по программам профильным. По целевым программам.

Павел Вугельман, вице-мэр Одессы: — Ну хорошо, давайте тогда голосованием определимся по приобретению дизель-генератора. Кто “за”, прошу голосовать (поднимает руку) … Четыре, пять, шесть, восемь “за” — проект прошел.

Алексей Еремица — депутат горсовета и еще один член комиссии по “Общественному бюджету”. На заседаниях он часто голосовал “за” по медицинским проектам. Главврачи просят немного: кто триста тысяч,  кто пару миллионов. На фоне колоссальных бюджетных средств, выброшенных на ветер, это копейки.

SAG-OB (13)

Алексей ЕРЕМИЦА, член комиссии по “Общественному бюджету”
— Мы видим, как, допустим, огромные деньги, сотни миллионов гривен, тратятся на покупку непонятных  объектов. И мы до сих пор не знаем, сколько, допустим, Косовская в итоге обойдется городской громаде. И тут мы видим, что здесь, допустим, условно говоря, 400 миллионов гривен, а здесь программа на 86 миллионов, и еще из 100 миллионов “Общественного бюджета” 60 миллионов (не больше, я думаю) уйдет на дофинансирование программы “Здоровье”.

70% проектов одесского “Общественного бюджета” — это никакие не проекты, а проблемы, которые нужно срочно решать. Точнее, их нужно было давно решить в рамках обычных рабочих процедур. Одесский горздрав беспощаден.

Александр Добруха, зав. реанимацией 10-й городской больницы: — Господа, вы подумайте, вы отказываете больным в кислороде. Без кислорода лечение невозможно…
Алексей Потапский, секретарь горсовета: — Послушайте, никто не отказывает… У нас есть департамент здравоохранения…
Добруха: — Департамент здравоохранения на после мы отложим. Мы сейчас уже не можем работать без кислорода. У нас было три эпидемии вирусной пневмонии, когда человек без кислорода погибает… Вы не видели его глаз. Поэтому не отказывайте в этом, пожалуйста.


Бедрега: — А скажите, пожалуйста, департамент здравоохранения, у нас что, не в полном объеме обеспечены эти расходы за счет бюджета города?
Добруха: — У нас была попытка обеспечить кислород с помощью полубытовых приборов, которые не обеспечивают…
Представитель департамента (перебивает): — На сегодняшний день у вас обеспечена реанимация, у вас кислородоконцентраторы стоят…
Добруха: Я говорю про концентраторы, которые не являются промышленными приборами. Это полубытовые, санаторные, но никак… Мы не можем даже современный аппарат подключить, потому что ни качество, ни количество кислорода эти аппараты не обеспечивают. Это… Ну как мертвому припарки.


Юлия Никандрова, спикер проекта “Общественный бюджет”: — Медработники и образование приходят и говорят: мы находимся в… как это место называется на “ж”? А профильные департаменты говорят: ой, да не может быть, у нас же все идеально. И общественники, которые вообще не понимают, что происходит, они смотрят на это и думают, ребят вы можете как-то, как вы говорите, между собой это решить? Это позорище!

Этот проект так и не утвердили. Систему медицинских газов для 10-й больницы решили оплатить из городского бюджета как-нибудь потом. В этом году, но потом. Для остальных проектов следующий этап — интернет-голосование. Система регистрации на сайте весьма строгая, нужен либо Bank-ID, либо отсканированный паспорт с одесской пропиской. Сурово, но ненадежно.

Петр ОБУХОВ, член комиссии по “Общественному бюджету”
— Когда у какой-то организации есть доступ к паспортным данным, она с легкостью может организовать онлайн-голосование. Так и тут, если у какой-то организации есть сканы паспортов ее сотрудников или студентов, то она, в принципе, может накрутить голоса.

Всякая организация хранит копии паспортов своих сотрудников. Так что, чем больше в больнице сотрудников, тем выше шанс получить деньги. Таковы правила “Общественного бюджета” по-одесски.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Нельзя винить главврачей за то, что они набросились на “Общественный бюджет” со своими проблемами. Они пытаются получить деньги на свои больницы и поликлиники любыми доступными методами, и это правильно. И если вы тоже решите участвовать в голосовании, проголосуйте, пожалуйста, за что-нибудь медицинское. Когда больные в Одессе могут умирать из-за нехватки медицинского оборудования, выбирать вайфайчик в трамваях — слегка безответственно.

26 июня, 2017 21:37