Одесса
12 Co
USD

ПАРКОВЫЙ ПЕРЕДЕЛ

 

Было ваше, стало наше! Передел в парке Шевченко: как убить чужое дело и забрать его у всех на глазах. Чиновники отжимают одно помещение за другим и не хотят останавливаться. Грабители и их жертвы — в нашем расследовании.

Парк Шевченко — самый большой и самый посещаемый парк в Одессе, рядом центр и пляж “Ланжерон”. Мелкий бизнес цветет и пахнет: павильоны и МАФы, кафе и прочий общепит. Там, где крутятся деньги, начинается жесткая конкуренция, а следом идет передел рынка. Грузчики аккуратно выносят стеклянные шкафы и крепят их ремнями внутри фургона. 22-летний директор ветклиники “Друг” Евгений Каличак бережно перематывает скотчем коробки с медикаментами; помещение, в котором лечил животных еще Женин отец, больше не принадлежит их семье.

Каличак: — Из данного здания выселяют нашу клинику “Друг”, которая была здесь с 94 года.

Больше 20 лет ветклиника “Друг” арендовала это помещение у города. Два года назад департамент коммунальной собственности объявил конкурс по продаже здания: мол, ради вас стараемся, выиграете и подпишем договор сразу на 10 лет, не надо будет каждый год перезаключать. У чиновников уже были планы на это здание. Конкурс выиграл другой человек, руководство ветклиники подало иск в суд.

Евгений КАЛИЧАК, директор ветклиники “Друг”
— Суд выносит решение, что тендер проводился неверно. Этот тендер признается недействительным. Но на тот момент у господина Назарова уже есть договор аренды с КП “Парки Одессы”. На тот момент деятельность в клинике еще проводилась нами. Александр Сергеевич не платил арендную плату и не приходил, не появлялся абсолютно, и КП “Парки Одессы” решили расторгнуть с ним договор.

По факту, сегодня договора аренды с КП “Парки Одессы” нет ни у ветклиники “Друг”, ни у Александра Назарова, но хозяйственный суд вынес решение в  пользу последнего. Вместе с государственным исполнителем коммерсант сменил замки и предложил ветеринарам покинуть помещение в кратчайший срок.

Назаров: — Я в аренду его беру.  
Лысый: — В аренду его берете, да? А что здесь будет находиться?
Назаров: — Кондитерская.
Лысый: — А на каком основании сейчас замки открыли?
Назаров: — На основании решения суда.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— “Друг” съехал, теперь здесь будут печь торты и продавать газировку. Владельцы ветклиники еще надеются отстоять свое право на аренду в Высшем хозяйственном суде в Киеве, но это очень призрачная надежда. Слишком дорого обошлось решение вопроса коммерсанту Назарову, чтоб он просто вернул здание ветеринарам. В парке Шевченко и не такое может случиться.

Кафе “Волна”, здесь кушали мороженное комсомольцы 70-х. Сейчас тут деревянная мебель и вечерние аншлаги, готовят гамбургеры и молочные коктейли. А у владельцев заведения — серьезные проблемы.

Екатерина ГЕРАСИМОВА, директор кафе “Волна”
— С конца прошлого года нам стали поступать звонки, непонятные звонки на телефон с просьбами добровольно отдать документы на этот объект. Приходили люди: добровольно отдайте, не добровольно. Если вы не отдадите документы, то у вас будут проблемы.

После анонимных угроз стали захаживать с визитами молодые и дерзкие чиновники из управления развития потребительского рынка Одесского горсовета. В апреле принесли предписание о демонтаже. Начался настоящий рэкет.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— Чиновничья наглость шокирует. Это лишь малая часть правоустанавливающих и прочих разрешительных документов на кафе. Вот один самых важных — договор купли-продажи. В 2002 году управление коммунальной собственности продает фирме “Эвита” строение с навесом за 37 тысяч гривен. На то время это было около 7 тысяч долларов — вполне рыночная цена за нежилое помещение. То есть это легальная частная собственность, куда сносить?

Екатерина ГЕРАСИМОВА, директор кафе “Волна”
— Предоставила полный пакет документов представителям управления торговли. Это был, имени не помню, Крыжановский и Бойченко. Я предоставила полный пакет документов, с которого видно право собственности, все техпаспорта всех годов.

Едем на Преображенскую, 60, в управление развития потребительского рынка. Хотим узнать у Ильи Бойченко, заведующего сектором контроля по демонтажу, зачем он продолжает писать предписания о сносе? Чем руководствуется?

Секретарь: — Скажите, по какому вы вопросу? Просто он сейчас на выезде.
Лысый: — А, он на выезде?
Секретарь: — В основном он с утра бывает.
Лысый: — Мне просто интересно, на каком основании он его составил — потому что у владельце есть документы о праве собственности и прочие документы.
Секретарь: — Алло, Илья, слышишь, а ты не в управлении?  Ты на выезде?

Мы не оставляем надежду связаться с чиновником по телефону: Илья Бойченко на проводе.

Лысый: — Вы документы не видели правоустанавливающие? Правильно?
Бойченко: — Какие документы правоустанавливающие?  
Лысый: — На этот объект?
Бойченко: — Извините, я по телефону не буду с вами обсуждать эти моменты.
Лысый: — А почему? Я задаю вам сейчас прямой вопрос: вы эти документы видели? Вам их приносили? На каком основании вы это предписание сделали кроме решения исполкома?
Бойченко: — Да, я видел документы.
Лысый: — Так а зачем вы это предписание сделали?
Бойченко: — Я видел много документов, и они не всегда правильные.  
Лысый: — А, все. Я вас услышал. Спасибо.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— Документы для чиновника ничего не значат. Они в любом случае будут выполнять приказы своего руководства, даже если они абсурдны и противозаконны. Хозяева кафе через суд добились запрета на демонтаж и готовятся к многолетней судебной тяжбе. Но и это еще не все.

Екатерина ГЕРАСИМОВА, директор кафе “Волна”
— Начали поступать звонки о том: смотрите внимательно за семьей, за детьми и о пожарной безопасности нашего заведения. Потому что вполне возможно, что если не могут отнять таким образом, то они “помогут” пожаром.

Территорию парка Шевченко, набережной и пляжа “Ланжерон” осваивают серьезные бизнес-структуры, кафешка — лакомый кусок.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— Бизнес эс южуал, никакой жалости к конкурентам, слияния и поглощения — обычное дело. Но и с ветклиникой “Друг”, и с  кафе “Волна” коммерческие вопросы решают чиновники Одесского горсовета. У них свой бизнес. В мэрии сами разрабатывают схемы и сами же их реализовывают — одесская коррупционная практика.

19 июня, 2017 21:30