Одесса
26 Co
USD

ШАХЕР МАХЕР — ЧЕРНОМОРСК

“Шахер-махер” — в Одессе очень часто используют это словосочетание, оно из идиша, так называют нечестную сделку. Шахер-махер с государством — дело рискованное, но прибыльное, если повезет. В Одессе так много говорят о шахер-махерах, потому что умеют их проворачивать. Как это делается — смотрите на примере порта “Черноморск”.

Брызгалов: Максимально явка на митинг! Со стороны города. Со стороны города собираемся. Максимальная явка на митинг! Максимальная! Мы хотим это в лицо им все сказать, чтобы они это слышали.

Конец марта. Профсоюзы собирают портовиков Черноморска на протест. Говорят, довели предприятие до ручки! Грабят средь бела дня. На следующий день люди выйдут под главный офис порта. Начальственный портрет засунут в мусорный бак. Профессиональный митинг проходит с партийными флагами. “Батькивщина” и профсоюзы требуют уволить директора порта Сергея Крыжановского.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Это результаты аудита работы Черноморского порта с 14-го по 16-й годы. Отчет опубликован полтора месяца назад. По документам, у Черноморска две большие проблемы. Во-первых, Администрация морских портов много лет не проводила дноуглубления в порту “Черноморск”. Во-вторых, “Укрзализныця” сменила тарифную политику, и “Черноморск” стал самым дорогим из портов Большой Одессы для железнодорожных перевозок. Мы к этому еще вернемся, но вот первый вопрос: Администрация морских портов управляется из Киева, “Укразализныця” тоже, почему митинги не там, а здесь?

За ответом поедем к Сергею Брызгалову — одному из профсоюзных лидеров Черноморска и стороннику бывшего директора порта Юрия Крука, он выводил людей на митинг против нового директора, а теперь готовит судебный иск к Министерству инфраструктуры с требованием разорвать контракт с Крыжановским.

Сергей БРЫЗГАЛОВ, глава профсоюза работников морского транспорта МТП “Черноморск”
Господин Крыжановский не только не отчитался за 9 месяцев, он не отчитался за год, и он не отчитался за первый квартал этого года. Он вообще не собирается отчитываться. Он ездит по терминалам и рассказывает сказки. … Предприятие первый квартал сработало в убыток. И в таких условиях, когда действительно есть проблемы, необходимо садиться и решать вопросы — где помощь кого, чья помощь.

В порту воруют миллионы, директор — негодяй и, вообще, нужно “решать вопрос”. Что по поводу работы порта скажут в Южном офисе Государственной аудиторской службы? Именно она проводила тот самый аудит — первый за три года. Олег Муратов видит все обтекаемо, по-философски.

Олег МУРАТОВ, начальник Южного офиса Госаудитслужбы
Если брать в целом оценивать работу Морского торгового порта “Черноморск” с точки зрения экономики, то у меня нет однозначной оценки — плохо работали или работали хорошо. Безусловно, определенные ошибки были допущены как предыдущим руководством МТП “Черноморск”, так и нынешним руководством МТП “Черноморск”.

Итак, почему упал грузооборот в “Черноморске”? Те самые две большие проблемы. Первая — Администрация морских портов много лет не углубляла дно в “Черноморске”. Огромные контейнеровозы международных линий не могут разгружаться у причальной стенки, только на рейде. Это в пять раз дороже. В Одесском порту можно разгрузиться прямо у причала, да и в Констанце тоже. А Черноморск теряет 75 миллионов долларов в год. Вторая проблема — тарифы “Укрзализныци”. Довезти тонну железорудного концентрата в Южный получится на доллар дешевле, чем в Черноморск. Но проблемы сейчас у всех портов Большой Одессы.

Олег МУРАТОВ, начальник Южного офиса Госаудитслужбы
По большинству, конечно же, позиций идет снижение. Есть небольшой рост, порядка 4% на Одессе, в то же время, Черноморск показал снижение — 3 млн 100 тыс. — снижение на 15%, сильное снижение. Хотя в марте есть +20% к февралю. Еще более сильное снижение показал Морской торговый порт “Южный”. Снижение порядка 22%.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Госпредприятие “Порт “Южный” впервые за три года обрабатывает меньше грузов, чем Черноморск. И там тоже свои причины. Портовый бизнес очень сложный, простых решений нет. И вот второй вопрос: выходит, профсоюзный бунт в Черноморске не имеет отношения к реальной жизни — это часть совсем другой подковерной войны?

Сергей Крыжановский возглавил порт полтора года назад. Он сменил на этом посту Юрия Крука, тому не продлили контракт после многих коррупционных скандалов. Как утверждает Крыжановский, весь нынешний конфликт возник после того, как порт решил поставить в одинаковые условия со всеми стивидорами компанию “Транс-сервис”. Ее связывают с именем брата бывшего директора — Вячеслава Крука. В 2014 году “Транс-сервис” получил от Юрия Крука очень выгодный договор и стал монополистом по перевалке зерна в порту.

Сергей КРЫЖАНОВСКИЙ, директор МТП “Черноморск”
Долг компании “Транс-сервис” перед нами сейчас составляет около 30 с лишним миллионов гривен.
Касим: Они признают этот долг?
Крыжановский: Ну, конечно, нет. Потому что они, заключив договор, очевидно, переоценили свои возможности. Они не скрывают своей связи с господином Круком. После вступления в должность вице-мэра, поэтому почувствовав такую поддержку, начались и неплатежи, и попытки возвратить себе монополию, и манипулирование общественным мнением, и игра с профсоюзами, которых они могут как-то поддержать.

Вот эти пять кранов раньше принадлежали порту. Выходит, Юрий Крук отдал их в аренду фирме собственного брата? Это одно из самых скользких мест того договора, оставшись без кранов, порт потерял уже десятки миллионов гривен.

Сергей КРЫЖАНОВСКИЙ, директор МТП “Черноморск”
Частному предприятию были переданы все пять кранов, которые могут выполнять работы по подъему железнодорожных вагонов. Это все краны, которые есть в порту, которые могут выполнять эту работу. Когда эти краны ушли в частную компанию, порт стал получать какой-то минимальный платеж, далеко не достигающий миллионов. То есть это какие-то оказались символические цифры за аренду кранов.

Олег МУРАТОВ, начальник Южного офиса Госаудитслужбы
Действительно, мы посчитали, что за 10 месяцев 16-го года, дополнительно порт мог бы получить более 12 миллионов гривен. Если бы он самостоятельно использовал эти краны. Почему было принято такое решение о передаче в аренду, тут сказать сложно на сегодняшний день, но такие неэффективные расходы были.

Сергей Брызгалов не отрицает, с Круком сотрудничает. Вот они вместе. Он признает, что пытался полюбовно “решить вопрос” с портом от имени “Транс-сервиса”. Иногда даже сложно понять, кого он представляет: профсоюз или все-таки “Транс-сервис”.

Брызгалов: “Податкова накладна” — в ней указано, что порт заявил компании “Транс-сервис” долг 28 миллионов, включая 4,7 миллиона НДС.
Касим: То есть требует долг от этой компании?
Брызгалов: Да, требует отдать. Платит НДС — 4,7 миллионов гривен, потому что потом порту будут возвращать НДС, когда государство получит этот НДС от “Транс-сервиса”. Но дело в том, что судом этот договор расторгнут!

Сергей КРЫЖАНОВСКИЙ, директор МТП “Черноморск”
Мы на определенном этапе не смогли победить в суде, поэтому долг растет. Но факт остается фактом: был подписан договор, в котором есть четко прописанные обязательства. Этот договор влияет на исполнение других договоров, поэтому рано или поздно долги придется заплатить. Все-таки долги перед государственным предприятием — это больше, чем просто долги.

Это обычный хозяйственный конфликт, с ним должна разбираться юридическая служба порта, а не профсоюз и тем более не мэрия Черноморска с отставным директором Юрием Круком. Подковерная возня вокруг мутного бизнеса — это и есть “шахер-махер”.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Когда ты сдаешь государственное оборудование в аренду своему брату, это шахер-махер. Когда профсоюзный лидер государственного порта отстаивает интересы частной компании, это тоже шахер-махер. Решать коммерческие вопросы под видом общественной деятельности — шахер-махер. И это очень по-одесски.

24 апреля, 2017 21:37