Одесса
6 Co
USD

МУСОР И АРХЕОЛОГИЯ — СВАЛКИ НА КУРГАНАХ

Брошенное наследие — поселения и захоронения эпохи поздней бронзы и Черняховской культуры — превратилось в стихийные свалки бытовых отходов. Какие сокровища хранит в себе земля — в нашем расследовании.

Директор нацпарка “Тузловские лиманы” Иван Русев забил тревогу в Фейсбуке. На заповедной территории в селе Веселая Балка поверх памятника археологии эпохи поздней бронзы селяне устроили настоящую свалку. Отправляемся на разведку. На месте нас уже ждет начальник Тузловского природоохранного отделения Светлана Петраковская.

Ковалева: — А давно там мусор стали скидывать? Светлана Петраковская: — За зиму накидали. Вже там убиралось. Було людям сказано, шо оте-то оно там.

Археологи обнаружили древнее поселение и внесли его в реестр памятников еще в 80-х годах. В селе начали рыть оросительный канал и наткнулись на подземное сокровище. Его датировали вторым тысячелетием до нашей эры. Потом грянул кризис, исследования заморозили, так и не приступив к раскопкам.

Светлана ПЕТРАКОВСКАЯ, эколог
— Тут нічого не проводилось. Ніяких археологічних робіт.

Веселая Балка — село бедное. Много заброшенных домов, но есть и вполне обеспеченные фермеры.

Светлана ПЕТРАКОВСКАЯ, эколог (теребит в руках жалобу)
— Тут у нас ще один фермер, пообіцяв, що допоможе убрати цю мусорку.

Вот дом этого благодетеля. Крыша сверкает новенькой металлочерепицей. Это самая красивая крыша в селе. А вот груда старого шифера на территории памятника археологии. Так совпало.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— В Тузловском сельсовете пообещали в ближайшее время устроить субботник, привлечь школьников и взрослых и вывезти все отходы. Официальной свалки в селе нет. Просто перевезут в другое место. Дело благое, но не факт, что мусор перестанут сбрасывать.

Мы собираемся проверить с десяток памятников археологии по области. У нас их сотни. Большинство  относятся либо к эпохе поздней бронзы, либо к Черняховской культуре. Для начала нужно понять, действительно ли они ценны? В Археологическом музее каждый специалист отвечает за свою эпоху. Юрий Черненко — ученый в сфере бронзового века. С гордостью ведет нас в “золотую комнату”.

Юрий ЧЕРНЕНКО, научный сотрудник Одесского археологического музея
— Вот шедевр просто, можно сказать. Чаша волчетрыновского типа. Золотая, чистое золото. 763 грамма. Найдена она была у села Крыжавлин Балтского района. Это как раз на стыке эпох среднего и позднего бронзового века. Нашли ее случайно.

У этой золотой посудины интересная история: нашел ее местный во время посевной у подножия холма. Посчитал обычной миской и 10 лет кормил из нее собаку. Приехав на очередные раскопки, археологи замерли от удивления. Чашу изъяли, начистили до блеска, и она занимает почетное место на зеленом музейном бархате. В углу — стенд серебряных украшений Черняховской культуры от второго века до нашей эры. Под землей таких еще много. Этот период особо славится уникальными гончарными изделиями и множеством богатых захоронений. Эстафету исторической справки принимает Евгения Редина, заведующая отделом нумизматики и торевтики.

Евгения РЕДИНА, зав. отделом нумизматики и торевтики Одесского археологического музея
— Они представляют собой памятники как поселенческой культуры, то есть это поселения, так и большое количество могильников, которые они оставили после себя. Хоронили готы двумя обрядами: обрядом трупоположения и обрядом трупосожжения. Это каменные домостроители. Это большие дома, крупные дома, огромные поселки. Очень богатое и образованное население.

Окраина поселка Базарьянка, на берегу озерца груда мусора. Эта земля скрывает поселение Черняховской культуры. Небольшие ямки говорят сами за себя — здесь явно копали, но не системно. Такие следы оставляют черные археологи. Серебро — не самая ценная находка, но в аукционных каталогах пара сережек или пряжка для ремня стоят 100-150 долларов, в зависимости от веса и сложности работы. Село Беленькое, здесь посреди поля числится памятник археологии эпохи поздней бронзы. Лопаты искателей сокровищ прошлись тут совсем недавно. Раскопки тоже точечные.

Юрий ЧЕРНЕНКО, научный сотрудник Одесского археологического музея
— Наша методика отличается от методики черных археологов. Они тупо с металлоискателями идут, ищут конкретно, где зазвенит: о, там хорошо.

Находки эпохи поздней бронзы на черном рынке стоят огромных денег. Самая дешевая в каталоге международных нелегальных аукционов подвеска, совсем как эта, весом в 17 граммов, — за 35 тысяч долларов.

На месте поселений драгоценный клад найти сложно, другое дело — могильники. В том же Беленьком под грудами мусора очень сложно найти Аккембецкий курган. Солидное захоронение было исследовано лишь поверхностно. Сейчас культурный слой 21 века почти превзошел подземный.

Юрий ЧЕРНЕНКО, научный сотрудник Одесского археологического музея
— Свалка, оно затруднит, вот нужно будет исследовать, ну будут проблемы, потому что свалку нужно будет еще и убирать.

Что при Черняховской культуре, что в эпоху поздней бронзы в могилу закапывали самое ценное. Село Вольное, Белгород-Днестровский район, здесь есть поселения и могильники обеих эпох, тоже неисследованные. Под этой свалкой — Сарматский могильник. Археологи начали было копать, но экспедицию прервал кризис 90-х. Все сокровища так и остались в земле. Рядом село Попаздра, за распаханным полем — курган. И тоже свалка.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— Винить селян за самовольную свалку сложно. Официальные свалки есть только в райцентрах, а  громада вывоз мусора зачастую в бюджет не закладывает. Охранных информационных табличек на обнаруженных памятниках археологии нет. Откуда им знать, что под землей может лежать десятилетний бюджет села.

Управление охраны памятников в обладминистрации упразднили еще в 2015 году. Теперь это просто отдел при управлении культуры. Четыре человека отвечают за археологию, еще семь — за сохранность культурного наследия. Вся ответственность по закону лежит на землевладельце, то есть на громаде, фермерах и хозяевах домов. Замначальника управления культуры Елена Воробьева уверяет — пытаются воевать, иногда дело доходит и до суда.

Елена ВОРОБЬЕВА, замначальника областного управления культуры
— Мы можем в любой момент приходить и делать проверки, но это может быть поводом для собственника памятника, который хочет обойти закон, это его не устраивает, это ему неудобно, он может пойти в суд. Да, мы его выиграем, но это уже какой-то период времени.

Памятники археологии с точки зрения бюрократии — больная тема.

Елена ВОРОБЬЕВА, замначальника областного управления культуры
— Если курган еще можно спутать с какой-то просто насыпью, но все равно нужно смотреть на слои, нужно определять археологам, что это действительно курган, то с поселением вообще очень сложно. Для этого нужно специальное шурфование, это может проводить только специалист открытым листом. Специалист-археолог.

Международный опыт исследований памятников археологии наглядно показывает — местячковые музеи под открытым небом могут значительно увеличить бюджет села. Особенно если это курортный поселок, типа Беленького, Сергеевки  или Лебедевки.

Евгения РЕДИНА, зав. отделом нумизматики и торевтики Одесского археологического музея
— Я работала и в очень хороших отношениях с нашими болгарскими коллегами. Так вот, они наперебой ищут археологические памятники, которые находятся на территории их округа. Это приток туристов, это можно привезти на памятник, показать это все. Это маленькие музеи, которые округ в состоянии построить. Болгарии помогает Европа, Европейский Союз, который дает деньги именно на исследования и сохранение объектов.

Если свалку в Веселой Балке уберут как и обещали, сотрудники нацпарка готовы выделить средства на установку информационной таблички.

Светлана Петраковская: — А тут ми поставимо табличку, ознайомимо місцевих жителів.

Работники нацпарка очень деятельные, возможно, смогут уговорить на раскопки и археологов. В научных кругах много небезразличных людей.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— Как показала наша экспедиция, почти все памятники археологии маркированы, но не исследованы, почти на каждом свалка бытовых отходов. В области таких объектов сотни. Исследовать их официально могут только сотрудники археологического музея и специалисты из Института археологии. Все остальное — самодеятельность. С 90-х годов исследовательские работы в этих сферах не финансируются. Черные археологи делают свое черное дело. Им не сложно и в мусоре покопаться.

3 апреля, 2017 21:36