Одесса
32 Co
USD

ПРОДАТЬ ШКОЛУ

Децентрализация и оптимизация в области началась с образования. Местная власть в Любашевском районе планирует закрыть школы и детские сады. Почему люди целыми селами бунтуют, и кто из чиновников уже все продал, смотрите в нашем расследовании.

Три села в Любашевском районе раньше жили душа в душу: Бобрик Первый, Бобрик Второй и Янышевка. Сейчас воюют. На фронт образования ушли и мужчины, и женщины. Райадминистрация решила, что школьники и детсадовцы обходятся слишком дорого, и приступила к оптимизации. Школу в Бобрике Первом, там учатся 98 детей, — закрыть, школу в Бобрике Втором, там 89 детей, — закрыть, два детских сада, там 64 малыша, — закрыть. 250 детей планируют возить в соседнее село Янышевку, там 37 учеников. Едем на сходку сел.

Людмила, воюет за Бобрик Первый:  — В скільки це дітям прийдеться вставати вранці для того, щоб добратися в ту школу. І це ж не одним рейсом. Це потрібно буде 2-3 автобуси. Значить на автобуси у них кошти знаходяться, а на утримання школ коштів, вони говорять, немає.


Денис, воюет за Бобрик Первый: — Бобрик Первый и Бобрик Второй — одиннадцатилетние школы, полные средние и хотят 37 человек, проще же 37 человек привезти в одну из школ, чем 200 детей. Сколько же это автобусов надо и сколько растрат.

По селам пошли слухи, что помещение школы в Бобрике Первом уже заочно продали под швейную фабрику.

BOBRIKI (1)

Лидия Михайловна, воюет за Бобрик Первый : — Отакий шкуродер той Паровик і Артьоменко, депутат.
Ковалева: — То це правда, що з його ініціативи?
Людмила Михайловна: — Це з його ініціативи, хай мене навіть і розстріляють.
Ковалева: — А відомо хто буде тут відкривати швєйну фабрику?
Людмила: — Лазаренко.
Люди хором: — Лазаренко.

Михаил Лазаренко — крупный предприниматель из Балты.

BOBRIKI (9)

Сергей Паровик — глава Любашевского райсовета.

История выглядит вполне достоверной. На сходку сел пришла заведующая детским садом в Бобрике Первом Елена Михайловна. У нее на воспитании 26 детей.

Елена Михайловна, заведующая детсадом:  — В цьому році п’ятдесят років і ні на один день він не закрився, при любих катаклізмах в нашій державі.

В соседнее село за семь километров каждый день возить 26 ясельников нереально. В детском саду малыши молятся, чтобы их не выгнали.

Дети хором: — Я молюся, всі гріхи наші прости і від лиха захисти.
Сергей, после АТО воюет за Бобрик Первый: — Отут они вже рощитують, там в школі буде мастерська, тут мастерська. І вже стоїть вопрос про виділення одної комнати для проживання найманих робітників.
Дети хором: — Аминь.

Бобрик Первый — село небольшое, всего пятьсот человек. Но это живое село — здесь 98 школьников. Вот студентка-практикантка объясняет ребятам правила выживания. Выучилась на педагога и вернулась назад в родные Бобрики. Это ее первый четвертый класс.

Максим: — Ці хлопці неправильно вчинили, бо це правопорушення.
Учитель: — Так, це був не жарт.

Василий КРАЙНЮК, учится в Бобрике Первом:  — Ми не хочемо, щоб закривали нашу школу. Ми тут привикли, нас туто кормлять добре, нам туто тепло, комфортно. Ми тута вже учимось чотири роки. Для нас наша школа як рідний дім. Ми не хочемо її покидати. Ми душу вкладали. Тут училися і наші батьки. Мій батько тута учився в цєї школі. І він зараз в АТО, захищає нашу країну.
Людмила, защищает школу: — Батьки, ви самі бачите, вони приклали усі зусилля і роботу, вони ночами тут сиділи і шпаклювали, і клеїли. І тут не просто побілені і покрашені стіни, ми старалися, щоб вони були крепкими і нашим дітям було комфортно.
Дети хором:  — Будь ласка, не закривайте нашу школу.

В этой школе родители сделали очень много. Особая гордость — новенькая крыша. Запускаем коптер, чтобы посмотреть на ремонт сверху. Чудо техники привело школьников в восторг. Вертолеты их интересуют явно больше, чем швейные машинки.

Едем к главе села. Дмитрий Пущан тоже против закрытия школ и садиков, но подчиняется решениям из райцентра.

Дмитрий ПУЩАН, глава села: — Позицію мою про закриття шкіл. Эээ — бу-бу-бу-бу-бу. Закриття шкіл це болюча тема.

Бюджет села — 3 миллиона, три садика и три школы обходятся в 8 миллионов, государство выделяет только 2. Громада не может свести концы с концами. И 6 миллионов взять неоткуда.

Дмитрий ПУЩАН, глава села: — У нас на три школи, на три садіка витрачається восемь з половиною мільйонів. Якщо держава дасть на одного учня по дев’ять тисяч, то це виходе два мільйони гривень. Якщо ми віддамо два мільйони на садочки, то в сільській раді більш нічого не буде робитися, ні освітлення, ні ремонти проїздів і дороги, і ще щось.

Все местные утверждают: корень зла в райцентре, туда и отправимся. Татьяна Скапровская — глава райадминистрации. Говорит, какую из школ закроют, еще не решили.

BOBRIKI (31)

Татьяна СКАПРОВСКАЯ, председатель РГА: — Побутує думка серед батьків, що все вирішено. Це абсолютно не відповідає реальності. Розглядаються різні способи укрупнення шкіл. Яку школу залишити, Бобрицьку-один, Бобрицьку-два, чи Янишівську. Буде розроблено план. План буде подано на сесію Любашевської районної ради.

Откуда тогда слухи про швейку? Задаем вопрос напрямую про связь Паровика и Лазаренко.

Ковалева: — За нашими інсайдами відомо, що зв’язок Паровика з таким комерційним підприємцем з Балти, Лазаренко є такий, в якого є швейна фабрика, вже є домовленість про те, що у Бобрику-1 буде швейна фабрика в тій школі. Скапровская: — Я можу сказати лише одне, мені про це нічого невідомо. Я навіть не знаю, хто такий Лазаренко, тому я не можу коментувати цю ситуацію.

В полном неведении человек, что тут поделаешь. Идем в кабинет к главе районного совета Паровику.

BOBRIKI (32)

Ковалева: — А нам потрібен Паровик.
Секретарь: — А його немає.
Ковалева: — А де він?
Секретарь: — Він на віїзді. Конкретно де, я не знаю.
Ковалева: — Ясно. Коли буде?
Секретарь: — Завтра.

Тем временем в кабинете у председателя райадминистрации собрались представители всех трех сел. Каждый отстаивает свою школу.

Мама из Бобрика Первого: Ви бачили який там грибок, в моєї дитини бронхіт з астматіческім компонентом. Я в ту школу свою дитину не хочу пускати.

BOBRIKI (33)

Едем в Янышевку. В этом селе 800 человек, а в школе 37 учеников. Директор проводит экскурсию.

Любовь Мельник, директор Янышевской школы: — Кожен рік у нас куча грамот. Колектив нагороджується грамотами. Ці останні ми ще навіть не приклеїли.

Школа действительно большая, но проблемная.

Любовь Мельник, директор Янышевской школы: — Це в нас були вікна тут, і так як нам холодно дуже, ми замурували вікна і намалювали картини і намалювали казкових героїв.

BOBRIKI (35)

Плесень и протекающая крыша. Родительский комитет тут не очень щедрый.

Любовь Мельник, директор Янышевской школы: — Батьки в нас здають 25 гривень на допомогу школі, із них 10 відсотків здають.

Примирить три села на образовательном фронте уже невозможно. Едем в Балту к Михаилу Лазаренко. Местные твердят, что именно ему глава райсовета Сергей Паровик уже пообещал помещение школы в Бобрике Первом. Сначала нас принимают насторожено.

Секретарь: — Только журналист, без оператора.

Разговор в кабинете откровенный.

Лазаренко: — Паровик — это ГАИшник с Любашевского ДНП, я его знаю, когда он еще был инспектором ГАИ. Ну так його жизнь полюбляє, таким образом  он стал головою районной рады. Он далек от легкой промышленности.

Михаил Лазаренко показывает нам швейную фабрику.

Лазаренко: — Вот это мы отправляем в Бельгию на атомные электростанции. Спецодежда, смотрите, какие жилетки. Это карнавалы мы отшиваем. В том числе и на Бразилию, и на Германию мы отшиваем.

Рассказывает, действительно, Паровик звонил, предлагал помещение школы, но при его масштабах производства, это не очень интересное предложение.

Лазаренко: — Мы единственная сейчас в Украине фабрика, которая имеет европейскую аккредитацию. Единственная. Поэтому поехать в какую-то школу. Я технологам с Веро-мода скажу что: “Поехали в какой-то там сарай или в школу?” Более того, таможенники не поедут со мной туда.

На швейной фабрике в Балте работает 270 человек. Готовы трудоустроить еще 150.

Лазаренко: — Мы готовы учить людей, обеспечить работой, обеспечить автобусы и посылать за ними. Все, что угодно, но в школе, извините меня. В школе надо обучать.

Наверняка глава райсовета обзвонил не один десяток предпринимателей и в своем районе, и в соседних, предлагая помещения школы. Так, на будущее, решение же еще не принято. На рабочем месте мы Сергея Паровика не застали, созваниваемся по телефону.

Паровик: — Пока это слухи. Это не письменное, не подтверждение, никаких слов, кроме моих и Лазаренко, реально нет. Зачем вам находить вообще Лазаренко, кто дал право вообще ехать к человеку?
Ковалева: — А кто мне может запретить поехать к Лазаренко?
Паровик: — Сейчас человек услышит, что тут какие-то непонятные идут разговоры, и скажет: “Зачем мне твоя Любашевка нужна, у меня хорошо получается и в Балте”.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент: — Продать школы и детские сады — это дело времени. Главное, найти покупателя. Председатель района будет делать вид, что не в курсе, чем занимается глава райсовета. Глава райсовета будет и дальше под видом оптимизации вести торги. Жители трех сел уже на пределе. Начнется народный бунт, не остановите.

 

6 марта, 2017 21:30