Одесса
15 Co
USD

Опасные батуты и лабиринты глазами детей.

 

Батуты, надувные горки, лабиринты. Отовсюду слышен детский плач. Насколько ребенок в безопасности и кто несет ответственность за жизнь и здоровье – в недетском эксперименте отдела «Нормально».

Девочка в истерике: – Что такое, что это такое.
Мальчик падает, ударяясь о железную трубу: – Ай, ай. (Встает, хромает)
Мальчик Ваня: – Я сейчас упаду.

Яркие надувные аттракционы – атрибут любого парка. Стоит такое удовольствие от 20 до 100 гривен. Резина под открытым небом завлекает изрыгающими детей ящерами, орангутангами, акулами и прочими хищниками. В 2013 году на одной из таких горок-батутов в парке Горького задохнулся мальчик пяти лет. Но и это не спугнуло ни родителей, ни владельцев горок. Мы исследуем самые популярные виды развлечений. Пока просто наблюдаем. В том же парке Горького резина раскалилась до опасной температуры.

Мама: – Он горячущий. Мама 2: – Он горячущий?

Запустить на огонь-горку детей не боятся ни администраторы, ни родители. Вот мальчик Ваня с опаской скользит вниз. Через несколько минут Ваня показывает ожог бабушке.

Мальчик Ваня: – Ира, печет. Бабушка Ира: – А что это? Как же ты так? Стер что-ли? Гвоздев: – Что случилось? Стер ножку? Женщина: – Да. Гвоздев: – Как вы считаете, безопасны такие вот горочки? Женщина: – Я вот не знаю теперь, что это.

Администратор батута сидит в двух метрах, но даже плач ребенка не заставил ее пошевелиться. Деньги уже дали, теперь только время считать, когда выходить. Лидер сообщества «Кидфрендли» Ольга Хиль говорит: о травмах родители пишут часто, и все время администрация остается в стороне.

Ольга ХИЛЬ, лидер сообщества «Кидфрендли»
– Где-то раз в месяц, наверное, мы получаем сообщение о травме. Недавно был “Тилли Вилли”, что ребенок порезал ногу до кости о какое-то оборудование в этом центре. И точно также этот центр не нес никакой ответственности, передавая полную ответственность на родителей. Им тоже гипс наложили после этой травмы.

А это шустрая Юля, дочка Ольги. Ужасы из жалоб родителей сообщества теперь стали для нее реальностью. Юля усердно прячет загипсованную руку за спину, стесняется.

Юля: – Она сломалась, ее чинят, там ремонт.

Ольга ХИЛЬ, лидер сообщества «Кидфрендли»
– Упала с батута, который не был огражден. То есть она прыгала, и уже вечером перед сном выпала из него, неудачно приземлившись на руку. К нам подошли постояльцы этого отеля из Германии, которые были врачами. Они, собственно, провели первый осмотр, диагностировали перелом возможный. Мы после этого решили ехать в травмпункт, где сделали рентген и наложили гипс. Отель никак не участвовал в этом событии, никак совершенно.

Мы продолжаем наблюдение. Вот лабиринт для малышни до семи лет. Родителей, как и везде, внутрь не пускают, присматривайте через сетку. Администратор вообще на крох внимания не обращает, пусть бесятся на здоровье. Батуты с обнаженными пружинами, в такую дыру даже взрослый провалится. А если ребенок запутался и испугался, его проблемы.

Девочка в истерике: – Что такое, что это такое.

Наш отдел готовится к необычному эксперименту. Теперь и вы сможете узнать, что происходит в тех игровых зонах, куда вам взрослым зась.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент:
– В детские развлекательные комплексы родителей не пускают. За безопасностью детей вы можете наблюдать разве что снаружи. Для этого эксперимента нам понадобятся три наших эксперта-агента. Естественно, это будут дети. Только они смогут посмотреть изнутри, насколько это безопасно. Ребят, смотрите, у вас сегодня непростая задача. Вы пойдете в развлекательные центры сами и сами, как эксперты, будете смотреть и снимать, где вы можете пораниться, а где нет.

Перед экспериментом дети проходят строгий инструктаж по безопасности и экспресс-курс видеосъемки. Наш первый объект – «Тилли Вилли». Там зафиксировали последнюю травму. Дети идут в комплекс сами. Посмотрим, пустят ли компанию возрастом от 7 до 11 лет самих, без взрослых.

Наши маленькие агенты спокойно купили билеты и уже исследуют территорию.

Варя: – Итак, ребят, сейчас мы на осьминоге, и он вполне безопасный. Но ребенок может упасть с щупалец прямо на пол. И второе, что тут даже ступеньки есть.

Почему одни – никто не спросил, по 150 гривен с макушки – и вперед.

Варя: – Вы не боитесь, что он может где-то пораниться или провалиться? Мама: – Я боюсь, но я ее без присмотра саму не отпускаю.

В развлекательном центре администраторы на каждом углу, но никто не обращает внимание на детей с селфи-палками и телефонами. Селфи-палка сама по себе весит около 300 граммов, камера на ней имеет острые углы. Если такой девайс вылетит из рук в прыжке на батуте, травма неизбежна.

Наши агенты показательно носятся перед администраторами со всем оборудованием. Ноль внимания. А вот и то место, где поранился ребенок.

Варя: – Вот эти леденцы, они довольно твердые и могут попасть по лицу, по животу и по всем частям тела в зависимости от роста ребенка. Он может ударить. Второе, бортик шатается и можно упасть в шарики, и шарики тоже не очень плюшевые. (Варя падает с бортика). Это признак того, что дети могут провалиться в яму, упасть вон там и сломать что-то.

Батуты – самое излюбленное место для их возрастной категории.

Варя: – Дети, когда прыгают на батуте, могут прыгнуть совершенно не в ту сторону и упасть именно в твердые мячики.

Миша: – Операция выполнена.

Наши агенты самостоятельно покидают локацию. Про взрослых так никто и не спросил. Спуститься вниз можно только на лифте, но кого это волнует. Перемещаемся в парк Горького, на ту самую горку, где недавно обжегся маленький Ваня. Тут тоже не обратили внимание на кучу опасных предметов в руках у детей. Взяв деньги, администратор уткнулась в телефон. А на горке полным ходом нарушаются все правила безопасности.

Миша: – Давай вместе спустимся. Дима: – Вместе, ок. Я с разгона. Миша: – На старт, внимание. Дима: – Марш. Дима: – Испугался рано ехать, да?

Перемещаемся в самое опасное место. Лабиринт «Человек-Паук». Детей здесь очень много. И очень крутая горка.

Варя: – С селфи палкой еще тяжелее.

Чтобы избежать травм, мы забираем опасное оборудование у наших агентов и страхуем их из неприметного места. Четыре карапуза года по четыре лезут в горку снизу, в это время сверху съезжают другие дети. Им никто не объяснил, что это опасно.

Девочка: – Миша, быстрее. (Мальчик выкатывается и плачет). Девочка: – Не реви.
Мальчик падает, ударяясь о железную трубу: – Ай, ай. (Встает, хромает).

За 10 минут – три потенциально-травматических случая. Половину времени администратор вообще отсутствовала на месте. Остальное время просто сидела и смотрела в сторону.

Ковалева: – Наш эксперимент подошел к концу. Скажите, хоть раз, хоть на одном аттракционе спросили, где ваши родители? Дети хором: – Нет. Ковалева: – А хоть раз на аттракционе вам запретили заходить с селфи-палкой или телефонами? Дети: – Нет. То есть заходили свободно, ничего не спрашивали. Дети: – Да. Ковалева: – На самих аттракционах, перед тем, как заходить, вам хоть кто-то объяснял правила безопасности, как кататься с горки, можно ли лезть в другую сторону? Дети: – Нет. Ковалева: – То есть с вас взяли деньги и вы просто зашли. Дети: – Да.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
– Как показывает наш эксперимент, это не очень безопасно и на самом деле персоналу наплевать, что произойдет с детьми внутри, они даже не обращают на них внимание. Деньги дали и зашли.

Мы показали вам самые популярные аттракционы, доход тут больше и за ними еще худо-бедно следят. Ни на одной горке, ни в одном лабиринте нет взрослого человека внутри. Если что-то случится, никто не заметит. Только сам ребенок, если сможет, позовет на помощь. А если не сможет, будет, как с мальчиком в парке Горького.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
– Отказать детям в развлечениях нельзя. Заставить администрацию понести ответственность за травму можно только через суд, это хлопотно и долго. Родители могут следить лишь снаружи. На первый взгляд, ситуация безвыходная. Тут выход только один: выбирайте те места, где вы уверены в безопасности. Если поискать, таких единицы, но они в Одессе есть.

10 августа, 2018 20:30