Одесса
17 Co
USD

САФЬЯНЫ — РЫБА С УДОБРЕНИЯМИ

Отравленная рыба – окровавленные тушки и желчный пузырь размером с грецкий орех. Массовый замор в озере Сафьяны на юге Одесской области продолжается уже второй месяц. Что там происходит и можно ли напороться на отравленную рыбу в продаже – в нашем расследовании.

О массовой гибели рыбы в озере Сафьяны впервые заговорили в начале декабря. Заголовки, фотографии окровавленных толстолобиков. Якобы отравленную рыбу даже нашли в продаже на базаре и очень строго наказали продавцов. Первым делом в Измаиле мы отправляем своего человека на главный городской рынок. Кровавой рыбы здесь примерно треть, но у торговцев – своя версия, мол, никакая она не отравленная.

Надюк: – А чего она такая, вся в крови, а? Торговка: – В ящиках душится. Торговка: – Не, она сейчас, когда бьется, [вся такая]. Надюк: – Но это рыбка не с этого… Торговка: – Нет. Надюк: – Сафьяны? Продавщица: – Нет. Во-первых, все это трындеж. Во-вторых, эта рыба у нас с Новой Некрасовки. У нас всегда оттуда: Ялпуг, Кугурлуй. Только оттуда рыба!

Надюк: – А она не с этого? Торговка: – Нет, не с этого, даже не  думайте! Надюк: – Ну взвесьте мне вот эту маленькую. Торговка: – Этот – пятнадцать. Надюк: – Давайте.

Дешево и кроваво. С толстолобиком в багажнике мы отправляемся на озеро Сафьяны, это совсем рядом с Измаилом, не больше трех километров от города.

На месте нас уже ждет депутат Измаильского райсовета Александр Пономаренко и несколько сафьяновских рыбаков. Мужики невеселы, говорят почти вся рыба в озере уже передохла. Мор начался примерно полтора месяца назад.

Касим: – И много ее всплывало? Иван: – Очень много! На первый момент очень много. Тут были все берега забиты. Вот идешь, можешь 200 метров проехать – килограмм 300-400. Тут было очень много рыбы. Михаил: – И сейчас много. Касим: – Тут толстолобик в основном или что?  Рыбак: – Толстолоб. Иван: – Толстолоб, и сейчас пошел сазан. Михаил: – И щука дохлая была, амур был дохлый. Иван: – Да, щуки много было, уже и карасик пошел. Она уже вся пошла потихоньку.

Мы сходу предлагаем Александру Пономаренко проверить рыбину с городского рынка, не здешняя ли? Депутат сперва отнекивается, потом нехотя соглашается. К собственному удивлению он обнаруживает, что рыночный толстолобик все-таки сафьяновский, то есть отравленный.

Пономаренко: – Вот эти красные пятна, неествественные такие. Если сейчас вырезать у нее желчный пузырь… Сейчас мы посмотрим, сейчас я ножик возьму.  

Смотрите, желчный пузырь лопнул. Вот то, что говорят здесь и не могут разобраться. Желчь начала выходить и неествественно огромная желчь. Вы видите, какая она. Печень разложившаяся. Касим: – То есть с высокой долей вероятности это рыба именно отсюда? Пономаренко: – Да, это рыба с этого водоема.

Вместе с рыбаками одеваемся в резину, прогуляемся прямо по озеру. Водоем очень грязный. Чистой воды тут всего пару сантиметров, глубже – сплошной ил. Дохлые тушки плавают в камышах то тут, то там. Некоторые рыбы еще живы, но уже агонизируют, они не в силах сдвинуться с места.

Иван: – Не было, не было, а сейчас обратно. Потому что он встает. Там идешь, а он сдыхает. Куча его, щуки… Я вон выносил – щуки, карась, сазан – там куча его!

Вот Иван подхватывает одну рыбу голыми руками, вот другую. На первый взгляд, симптомы ровно те же, что у толстолобика с городского рынка Измаила.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
– Обычно рыбу здесь руками не собирают. Вот он, из него прямо течет кровь, неестественного цвета жабры, и что-то мне подсказывает, что если его вспороть, то там тоже будет увеличенный желчный пузырь.

Всего 100 метров берега – десяток дохлых толстолобиков и три полуживых. В первые дни замора рыбу тут собирали центнерами, сейчас поменьше. Как говорят рыбаки, даже в день нашего приезда с утра местные набрали на озере 20 мешков рыбы. Многие едят ее без задней мысли. Рыбаки и сами пробовали.

Касим: – И как он на вкус? Михаил: – На вкус не отличается. Как он только покажет дальше? Иван: – Да, это только если сразу его…  Михаил: – А на вкус он – нормальная рыба. Но шо потом после этого будет… Иван: – Ну да.

Тащим  рыбу на берег. Еще одна проверка: посмотрим, насколько похож сафьяновский толстолобик на того, с рынка. Все те же характерные симптомы: жабры, кровь, желчный пузырь.

Пономаренко: – Что мы можем увидеть? Мы можем увидеть у нее жабры, которые неестественно красного цвета. Вот мы их вскрываем. Видим жабры неестественно красного цвета. Видим, что кровь течет с нее, льется как будто. И сейчас мы попробуем вскрыть ее и посмотреть, что у нее внутри. Вот, сейчас вы видите, какой у нее желчный пузырь, у этой рыбы. Видите? Разлагается печень… И желчный пузырь, ну любой нормальный человек вам скажет, что такого желчного пузыря у рыбы не бывает.

Официальной версии замора рыбы просто не существует. Говорят то об электроудочках, то о разборках между рыбаками. Александр Пономаренко считает самой правдоподобной версию отравления аграрными химикатами с окрестных полей.

Александр ПОНОМАРЕНКО, депутат Измаильского райсовета
– Применять какие-то яды и химикаты здесь категорически запрещено по закону Украины. Ну, если есть закон, и кто-то его нарушает, его садят в тюрьму, правильно? Вот отсюда и до уреза воды пашется все. Мы пробовали отбить водоохранную зону, чтоб не было конфликтов в районе. Мы пошли вот, взяли журналистов, взяли людей. Закончилась уборка. Взялись отбивать – ее нету. Спрашиваем у геодезиста, официального, где она? Там что-то не разобрались, там не поняли, там не это в кабинетах. Все, что мы слышим в ответ.

В подтверждение своих слов депутат показывает распаханные поля прямо на берегу Сафьян. Вокруг озера должна быть санитарная зона, но ее и близко нет. На противоположном берегу в прошлом году сажали рапс, в среднем 18 опрыскиваний за сезон. Уровень воды в озере этой осенью понизился до критической отметки. Воды стало мало – концентрация химии повысилась. Рыба передохла.

В Дунайском райводхозе версию о химии не разделяют, но уже пустили в озеро свежую воду. 12-13 декабря расчистили заиленный общественный канал и пустили в Сафьяны дунайский ручеек.

Юрий Махненко, начальник Дунайского бассейнового управления водных ресурсов
– Единственное, что мы можем сейчас сделать четко и быстро, это пустить воду в плавни Старонекрасовские и, соответственно, пустить воду в Сафьяны, потому что другого источника воды там нет. Когда мы повысим уровень, мы, естественно, разбавим, что бы там не находилось.

Очистку проводили на скорую руку, перед этим канал не чистили 10 лет. Кое-как прокопали драглайном узенькое русло, и с трудом подняли затворы шлюза. Так, на первое время.

Юрий Махненко, начальник Дунайского бассейнового управления водных ресурсов
– На самом деле, сюда нужно загонять плавкран, сюда нужно загонять технику и вычищать это все полностью, от реки до шлюза, с углеблением как минимум метра на полтора.

Озеро принадлежит непонятно кому. На балансе водхоза не стоит, собственность областной администрации. Но областная администрация им не управляет, до нее 200 километров. Местная компания «Рыба Бессарабии» собирается взять водоем в аренду, но документы до конца еще не оформили. Статус невнятный.

Итак, отчего гибнет рыба? Что же случилось с водой в Сафьянах? Вот заключение лаборатории ГСЧС, пробы воды брали 5 декабря. Здесь превышение по шести показателям, но такие же цифры есть и по озеру Котлабух, а там рыба жива-здорова.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
– Единственное существенное различие между показателями воды в озерах Катлабух и Сафьяны вот здесь: содержание аммонийного азота в воде озера Сафьяны почти в четыре раза выше предельно допустимой концентрации. То есть версия отравления аграрной химией подтверждается с вероятностью 90 %. Реального ветеринарного контроля на рынках, как вы понимаете, нет, так что окровавленные тушки лучше не брать. Можно сколько угодно рассказывать, что это безопасно, но вряд ли кто-нибудь добровольно согласится питаться рыбой, которая умерла от отравления.

18 декабря, 2017 21:30