Одесса
5 Co
USD

СЕЛЬСКИЕ ВЫБОРЫ: ВСПОМНИТЬ О ДОРОГАХ

Чем дальше от трассы, тем страшнее. Сельские и проселочные дороги в ужасном состоянии. Зачастую грунтовка – единственный способ добраться до места назначения. Почему возникают дорожные скандалы в отдаленных районах – в нашем расследовании.

Обычная сельская дорога, таких за городом 90 %. Рваные куски асфальта когда-то соединяли целые деревни, их запустили, и сейчас по этим остаткам роскоши никто не ездит. Рядом всегда проходит полевая. Ее накатывают сами селяне, берегут ходовую, да и аварий меньше. Местные знают все тропы: где проедешь, а где нет. Если дождь или снег, из дома вообще не выезжают: дороги исчезают, будто их и не было, потом накатывают по новой.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент:
Такая грунтовка обычное дело для села. У местной власти просят разве что грейдер, да немного жерствы — ямы засыпать. А так терпимо, можно ездить. Застрял — вызывай трактор. Тоже мне проблема.

Но что делать, если от дороги среди полей зависит все село, или целый старостат.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент:
Настоящий дорожный скандал разгорелся в Ивановском районе. Ежедневно этим путем жители сразу пяти сел добираются до железнодорожной станции. Кто на работу, кто на учебу. Пару недель назад местный фермер распахала часть дороги. Теперь ездить здесь действительно опасно.

Этой грунтовке больше 40 лет. Другой дороги тут вообще никогда не было. Два с половиной километра до платформы с трудом можно одолеть за 20 минут. И это еще денёк выдался погожий. Константин, водитель местной маршрутки, ждет своих пассажиров.

Женщина: Камера снимает нас. Видите?

Отправляемся в нелегкий путь. Старенький «Мерседес» Константина идет, как каравелла в шторм.

Константин, водитель: Она была шире немного, дорога. Здесь расплылось, а там распахали.

Константин встречает и провожает электричку четыре раза в день. Маршрутка обвешана самыми надежными иконами, по-другому никак. Маленький Сережа едет к бабе с дедом, в окно не смотрит – страшно. Бывалые пассажиры откровенничают.

Бабушка: Нам дороги оставляли, як нам виділяли акти. І знімали з нас по два гектари на дороги і на пастбіща. А зараз вже ні пастбіща нема, ні дорог.

Мужчина: Щоб там хотя би зробити ту лощину, щоб не так опасно було.

Женщина: Посадку посадить рядышком, колышки какие-то вбить элементарно, чтоб не лезть друг на дружку.

Мужчина: Не дай Бог шо, автобус похилиться та й всьо. Всі люди могуть погібнуть.

Константин вздыхает и крепко держит руль. Первым дождем эту нехитрую колею размоет, придется возить людей на соседнюю станцию «Буялык». Это еще 17 километров. По меркам местных дорог, это ад на земле, путь на полдня, и вообще нерентабельно для бизнеса пассажироперевозок.

Константин, водитель: Ехать через Буялык, там дорога такая: ямы по колено. Ломаются эти автобусы, не успеваем их ремонтировать. Дорог нема практически.

Помогаем бабушке выгрузиться и едем прямиком в старостат. Что же за нелюдь такой, распахать единственную дорогу к поезду. Староста в отпуске через месяц после выборов, но живет рядом, присматривает за селом даже в выходные. Юрий Петрович не скрывает обиды: вверенные избирателями села вот-вот парализует бездорожье.

Юрий ЗАСОБА, староста:
Це в нас така головна артерія, що зв’язує нас із містом Одесою. Дзвонять і кажуть: «Так і так, розпахали». Там маршрутка чуть не перевернулася.

Говорит, уничтожила дорогу местная фермер. В планах у старосты землю забрать и раздать участникам АТО. А пока разрешил ездить через вспаханную полоску по полю.

Юрий ЗАСОБА, староста:
Жадность фраєра згубила, як говориться. Мало того, що припахать восемь гектар, тобі ще мало. Вона взяла ще й дорогу підпахала, потому що вона так захотіла. І всьо. Ну щас ми накатуємо дорогу вже по новой.

Жуткая ситуация. Села стонут, староста принимает волевое решение: раз перепахали, будем укатывать дорогу через поле. Найти, чье поле, в селе не сложно. 37 гектаров принадлежат местной школе, их арендует уже шесть лет учительница истории и культорг Наталья Лазаревна Плохенко. Свою версию дорожной ситуации объясняет спокойно: да, перепахала, но не со зла.

Наталья ПЛОХЕНКО, учитель-фермер:
Зайшли раз на поле, потім другий раз зайшли. І потім, коли вже третій раз, там дорога в стороні, по ній вже не їздять, оце начали по цьому полю їздити. Мені прийшлося, я перший раз, конєчно. За весь час виїхала і вспахала ту смужку, щоб далі не йшли на поле.

Это поле отлично подходит для укатки дороги, здесь землю не пашут, а боронят. Участок ровненький, загляденье. Всему причина – экологически чистое органическое земледелие.

Наталья ПЛОХЕНКО, учитель-фермер:
У мене, на моєму участку школьної землі, не пашеться земля, тому що ця земля ведеться під органічне землеробство. Школа веде уроки по органічному землеробству, ми виїжджаємо на ці поля, ми проводимо досліди, діти приймають участь у посівній.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент:
С одной стороны – староста и сельчане, с другой – школа и фермер. Странное противостояние. Все упирается в 37 гектаров школьной земли. И вот незадача. На ближайшей сессии сельсовета собираются рассматривать вопрос школы, в которой работает учитель-фермер, и лишить эту школу статуса юридической единицы. А значит, земля уйдет в райцентр за 30 километров.

Наталья ПЛОХЕНКО, учитель-фермер: Школьна земля відходить в опорний заклад, в Коноплянський опорний заклад.

Главный над фермером – староста, начальник старосты – глава сельсовета. Поднимаемся по иерархической лестнице. Выше Александра Волошина только глава района и губернатор. Но на этом участке главный Волошин.

Александр ВОЛОШИН, глава сельсовета:
Комиссия выехала, установила факт, да, действительно, дорога перепахана. Дальше мы обращаемся в Геокадастр, чтобы они приняли меры.

Дорога, школа, судьба села – все против всех и все правы. Ничего не напоминает? Во время бесед с участниками конфликта мы попросили быть максимально откровенными. И вот вылезло наружу то самое, из-за чего сыр-бор.

Юрий ЗАСОБА, староста:
Вона йшла на вибори і тут стільки грязі, стільки всього на мене вилила, що я просто, я не хочу з нею спілкуватися.

Наталья ПЛОХЕНКО, учитель-фермер:
Пов’язано це з політичними такими нахилами, і я неугодна цій владі. Тут політичний конфлікт, тільки політичний. Другого немає.

Александр ВОЛОШИН, глава сельсовета:
Она была одним из кандидатов на должность старосты. И я не хочу, чтобы люди думали, что я мщу. По-простому.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент:
Все стало на свои места. Это их первые выборы в объединенную территориальную громаду. Опыта нет, а перессорились, как в Верховной Раде. Это должен был быть сюжет про сельские дороги. А что с ними?.. Пройдет дождь, посыпят жерствой и будут ездить. Хотя, если не разводить послевыборную возню, можно было бы соседям показать пример: все фермеры и глава громады сообща делают дорогу к станции. И школьников можно привлечь, как и к земледелию. Они вырастут из школы и уже совсем скоро поездами разъедутся учиться дальше.

Дети: До побачення!

27 ноября, 2017 21:30