Одесса
7 Co
USD

ЖИВОДЕРСКИЙ БИЗНЕС

Жестокое обращение с бездомными  собаками, гонорары мимо кассы за отлов животных и махровая семейная коррупция — коммунальные живодеры. Куда деваются дворовые любимцы и кто зарабатывает на этом — в нашем расследовании.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— Зоозащитник — это звучит гордо! Спасать от холода зимой, стерилизовать и находить новый дом. Этим в Одессе сейчас занимаются отдельные персонажи и целые организации. Дух времени — на волне модного движения развелось множество желающих заработать.

Ветклиники, частные передержки, зоомагазины и прочие собачьи-кошачьи бизнесы. Рынок диктует свое: спрос рождает предложение. Каждый зарабатывает, как может, неплохо осваивает на этой теме городской бюджет департамент экологии одесского горсовета и коммунальное предприятие “Центр экологических проблем и инициатив”, сокращенно “Цепи”. Основной вид деятельности — отлов бездомных  собак. Обо всем по порядку. Ипподромный переулок,  1. База одной крупной сети супермаркетов. Здесь постоянно живут дворняги.  Волонтер Илона Сильвачинская давно ухаживает за местными животными. Девушка решила стерилизовать за свой счет нескольких животных.

Илона СИЛЬВАЧИНСКАЯ, волонтер-зоозащитник
— Я обратилась по этому вопросу к человеку — Александру, который работает в службе КП “Цепи”, в муниципальной службе отлова бездомных собак в  нашем городе. Он поможет решить этот вопрос как-то. Чтобы мы созвонились с ним на следующий день и помог отловить мне вот этих диких собак.

Светлана БАРСУКОВА,  председатель ОО “Общественный совет зоозащитников Одессы”
— Он запросил вначале, когда к нему обратились неофициально, он запросил 800 гривен за эту собаку, за вывоз. Когда я это узнала, то я сказала — нет. Позвонила директору коммунального предприятия, объясню ситуацию и попрошу, чтобы они это сделали, как это положено сделать.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— По словам волонтеров, собаку усыпили при помощи специального пистолета, погрузили в машину и увезли. Уже в клинике, где животное должны были стерилизовать, начались странности.

Илона СИЛЬВАЧИНСКАЯ, волонтер-зоозащитник
— Перезванивает мне врач и говорит, что в прямом смысле спасает собаку, спасает ей жизнь, — разрыв печени, разрыв селезенки.

В течение нескольких дней мы пытались выследить службу отлова, понаблюдать за их работой и задать несколько вопросов сотрудникам КП. Совершенно случайно встречаем Александра Михайловского на территории загородного дачного массива, волонтеры обвиняют этого человека в жестоком обращении с животными.   

Зина: — А что вы здесь делаете, Александр? Михайловский: — Собаку ловим. Зина: — На каком основании, вы не имеет права. Михайловский: — В смысле? Зина: — Здесь находиться, вы должны работать в  городской черте. Михайловский: — Этот вопрос не ко мне. Зина: — А к кому? Михайловский: — К руководству. Я ж не сам взял и приехал, понимаете?

Вопросы руководству мы обязательно зададим, но позже. Инцидента с избиением собаки вообще не было, говорит Михайловский, мол, я так спасал животное.

Михайловский: — У меня дело сейчас у следователя за жестокое обращение, дальше что? Водитель: — У меня тоже, у нас у всех по два-три дела. Я ее реанимировал, а долбанутые опекуны накатали жалобу.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— Доказать вину в таком деле очень сложно, ну кому какое дело до какой-то дворняги? Максимум это срок — полгода заключения, или, вероятнее всего, заплатит штраф гривен 800 и все. Но эта история привлекла внимание еще по одной причине.

Деньги. 4 октября на сессии городского совета депутаты приняли некоторые изменения в “Программу охраны животного мира и регулирования численности бездомных животных на 2016-2021 годы”. Меняли, в основном,  финансирование, денег стало больше. Департамент экологии и КП “Цепи” должны освоить почти 18 миллионов гривен. Больше половины — это траты на бензин. Еще 9 миллионов за пять лет потратят на “мероприятия по отлову бездомных животных”.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— Вкратце, как это работает. Служба отлова усыпляет собаку, отвозят животное в немецкий приют, где ее вакцинируют, если надо лечат от болезней, стерилизуют, после служба отлова КП “Цепи” должна вернуть дворнягу туда, откуда ее взяли. Так это происходит на бумаге, а в жизни все иначе.

Зачем жечь лишний бензин? Очень часто чипированных собак попросту выкидывают на территории Селекционного института. Местные подтверждают этот факт.

Анна: — Собаки, это с “6-го километра” привозят собачек просто на территорию и оставляют их здесь, понимаете? Лысый: — А когда их было много? Анна: — Летом. Это не наши собаки, нам привозили щенков, месяцев где-то шесть, и оставляли.

Немного жестких фактов: большинство бездомных животных  уничтожили перед “Евро-2012”. Все самые крупные скандалы с догхантерами и массовым отравлением животных пришлись именно на этот период. Если в 2007 году в Одессе насчитывали от 50 до 70 тысяч бездомных собак, то к 2015 этот показатель снизился до 10 тысяч. Зоозащитники проводили свои исследования и выяснили — данные мэрии завышены в несколько раз.

Светлана БАРСУКОВА, председатель ОО “Общественный совет зоозащитников Одессы”
— Подсчет животных сделан нами в прошлом году. Мы привлекли международную платформу, которая занимается по международно признанным методикам подсчетами животных во многих странах, в том числе во многих городах Украины. Вы не поверите, но с 15-процентной погрешностью в Одессе оказалось меньше двух тысяч животных, бездомных собак.

Выходит, бюджет программы раздут минимум в пять раз? Денег куры не клюют? Но нет, даже тут процветает обычная махровая коррупция. Давайте проверим, как работают КП “Цепи”? Придумываем легенду, наш агент набирает номер службы отлова.

Надюк: — Я прораб тут на строечке,  у меня на объекте тут от бывших хозяев осталось две или  три собаки такие злые. И они мешают моим рабочим работать. Можно как-то организовать, шоб этих собачек вывезли куда-то? Я уплачу сколько надо. Ольга, диспетчер: — Хорошо, перезвоните мне часа через полтора.

Перезваниваем через полтора часа. Ольга, диспетчер службы отлова, говорит, что перезвонит сама позже. Ждем звонка. Спустя несколько часов диспетчер перезванивает с другого номера и дает весь расклад, как есть.

Ольга, диспетчер: — 350 — это выезд машины, это у нас как по договору считается. Надюк: — Да хорошо, хорошо. Ольга, диспетчер: — И 183 гривны каждая собака стоит, чтобы ее уколоть, посадить в клетку, отправить ее на стерилизацию. Надюк: — А финансы кому платить? Ольга, диспетчер: — Я ж вам говорю, все вопросы со мной.

Ничего себе расклад — то, что нормально так  халтурит диспетчер Ольга. С записями всех разговоров мы отправляемся в офис КП “Цепи”. Александровский проспект, 4, директор Виктор Григоращенко на месте.

Лысый: — Вчера мы пытались вызвать службу вашу, скажем так. Звонил наш человек целый день, целый день говорили нет, нет, нет, позже, позже. Вечером уже перезвонили нам с другого телефона и получилось так, что нам эту услугу предлагают за деньги. Григоращенко: — А что Ольга Сергеевна вам сказала? Лысый: — В общем-то, можем послушать запись. Ольга, диспетчер:  — Я завтра пошлю экипаж. Надюк: — Так. Ольга, диспетчер: — Ихняя задача приехать, вы покажете, что, где, у кого. Они отлавливают и уезжают. Надюк: — Все-все, да. Ольга, диспетчер: — Остальные вопросы только со мной решаются. Надюк: — А финансы кому платить? Ольга, диспетчер: — Я ж говорю, все остальные вопросы только со мной. Они, когда отработают, потом вы мне позвоните, созвонимся и определимся, где встретиться. Только смотрите, значит так, никаких там разговоров не было о финансовых делах. Надюк: — Не-не-не-не-не. Я понял.  Понял.  Виктор Григоращенко: — Разберемся.  Ольга, диспетчер: — Они отловили и уехали. Потом вы мне прозвоните и все остальное. Виктор Григоращенко: — Разберемся.  Надюк: — Договорились. Все. Спасибо.

Разберемся, обещает нам директор КП “Цепи”. Выговор объявим, в общем, кара страшная и неумолимая. Да и нет тут никакой коррупции. Это ж все несерьезно. 

Виктор ГРИГОРАЩЕНКО, директор  КП  “Цепи”
— Никто ж деньги не взял? Это просто разговор был. Выговор. Для начала — первый раз. А потом уволим. Лысый: — Это получается, я прошу прощения, Ольга Сергеевна, насколько я помню, это ваша супруга? Виктор Григоращенко: — Да. Лысый: — Вы просто с ней поговорите, чтобы этого не было? Виктор Григоращенко: — Нет, выговор. Это даже разговоров не может быть.

В конце интервью директор КП “Цепи” сник и аккуратно начал интересоваться, с чем связан наш визит. 

Григоращенко: — А с чем это связано? Приезд? Лысый: — Сюжет? Григоращенко: — Нет, заказное, что ли? Лысый: — Нет, конечно. Вы что?  Гвоздев: — Неа. Лысый: — Нет, мы уже давно следим, много чего интересного сняли.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— Чиновники всех мастей каждый раз ссылаются на то, что их кто-то заказал и ищут, откуда растут ноги. Но проблема в собственной жадности и вседозволенности. Если чета Григоращенко тихо зарабатывает на коммунальном предприятии, то сколько миллионов снимает с города в день Геннадий Труханов?

23 октября, 2017 21:30