Одесса
5 Co
USD

СОСЕДИ “ВИКТОРИИ”

Зацепило огнем. Квартиры рядом с лагерем “Виктория” пострадали на сотни тысяч гривен. Кто возместит ущерб — в нашем сюжете.

Спасатель: — У вас есть выход на крышу, я извиняюсь? Женщина в халате: — Да-да, есть.

Евгений, живет рядом с “Викторией”: — В слезах мне звонят, значит, что Женя, у тебя дом горит, все рушится.

Александр, охранник: — Хозяева уехали, а нянечка осталась с ребенком. Так у нее волосы наполовину сгорели.

POGORELCI-(3)

Спасатель: — Где рукав? (падает рама окна).

Тихую размеренную жизнь этого кооператива нарушил пожар в “Виктории”. За час ухоженные коттеджи превратились в промокшие кирпичные коробки. Домики построили задолго до реконструкции лагеря. Предыдущие корпуса стояли как положено, в 50 метрах. До нового сруба было всего 10. Охранник Саша дежурил в ночь с 15 на 16 сентября. Первым увидел неладное.

Александр, охранник: — Сначала дым пошел, я вышел, думал, пионеры костер палят. У них последний день был, последняя ночь. Утром должны были разъехаться. Вышел, смотрю — пожар. Я по рации сообщил старшему смены, он вызвал пожарников.

16 сентября спасатели снова на посту, ищут останки детей. Мужики из соседних домов остались наедине со своими проблемами, разбирают обгоревшие фасады.

Евгений: — Понятно, что это горе. Несоизмеримо конечно, но тем не менее. Мы попали, грубо говоря, на деньги. Мы не виноваты в этом пожаре. У нас никто ничего не спрашивает. Ни здрасьте, извините, как у вас дела. Я думаю, аппарата чиновников достаточно, чтобы хотя бы просто подойти спросить: “Ребята, как вы себя чухаете здесь.”

Во всех этих коттеджах раньше тоже жили дети. Сейчас всех расселили по родственникам. Пока в домах двери не закрываются, окон нет, электричество тоже отключили.

Евгений: — В каждый домик где-то по триста тысяч гривен будет. Потому что это замена окон, а тут их чинить нечего, их надо менять. Поотходили обои, за счет температурной нагрузки потрескалась, пообсыпалась штукатурка.

Александр, охранник: — Была водонапорная башня у них. Эту водонапорную башню, чтобы реставрировать, они ее убрали. Мешала она им.

Евгений проводит экскурсию по своему дому. Этим же путем сюда добирались спасатели.

Евгений: — Я сюда уже зайти не мог. Я пожарника просил, чтобы он поднялся наверх, поотодвигал бытовую технику.

На крыше — груды угля. Это тыльная сторона дома. Горящие головешки летели прямо на головы.

Евгений: — Героический человек наш — Анатолий Васильевич, который живет по соседству, стоял на крыше у себя дома и поливал наш дом.

Александр, охранник: — Я на посту был. Я тушил со шланга и с огнетушителя, сколько можно было. А сюда на пожар вода не долетала. В пар превращалась.

За то, что спасатели залили водой дома, местные жители не обижаются. Говорят, этим героическим людям надо выписать благодарность. Если бы не они, жертв было бы куда больше.

Евгений: — Из-за того, что пожарники лили бесперерывно воду, не загорелась вот эта подкладка. Если бы загорелась подкладка, этот пожар пошел бы по всей линии домов просто напросто. Потушить бы не успели.

Спасатель: — Работаю в три ствола Б на охлаждение жилых комплексов. Коттеджей двухэтажных. Пока сдерживаем.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
— Прошло больше недели с трагической ночи, но до сих пор обычным одесситам, которых зацепило пожаром не по-детски, никто не предложил руку помощи. Каждый будет тянуть ремонт своими силами. Не работает наша система городской защиты жителей после проблем, в которых виноват город. Помните, сколько людей и машин под асфальт проваливалось, сколько окон деревьями побило. Хоть кому-то помогли? Нет.

POGORELCI-(18)

 

25 сентября, 2017 21:30