Одесса
-3 Co
USD

РАБ-ЦЕНТРЫ В ОДЕССЕ

Национальная бомж-пирамида и благотворители, которые обирают своих подопечных. Есть ли хоть толика правды в историях о раб-центрах, которые рассказывают одесские бездомные? Сливки дна общества — в нашем расследовании.

Страшные вечерние сказки бездомных. Это похоже на “городскую легенду”. Будто бы есть особые места для бомжей и зависимых людей. Их зовут туда, обещают помощь, а на самом деле забирают в рабство. Мы решили проверить легенду. День первый. Методично объезжаем пункты приема металлолома. Разыскать бездомных, которые утверждают, что сбежали из рабства, оказалось не так уж сложно.

PREOBRAZHENIE (5)

Бездомный: Посылали на работу меня, понимаешь? Слали на работу, но всю кассу отдавать надо було туда…
Бездомный 2: Абсолютно всю.
Касим: Хорошо, как это было, как ты туда попал?
Бездомный: Подняли утром…
Касим: Нет, как вы туда попали конкретно? Позвонили по телефону или по объявлению?
Бездомный: Нет, с вокзала меня забрали.
Бездомный 2: Они в свое время кормили на вокзале и забирали людей. Это реально раб-центр.

Попробуем распутать этот клубок до конца. Они” — это некая общественная организация под названием “Преображение Украины”. На следующее утро один из бездомных соглашается показать нам центры, где держат бомжей.

Виктор, бездомный
Шо вони творят, і я знаю, як вони творят. В мене самого вещі були забрали, я прийшов туда з вещамі полностью. Не то, шо мені, я ні в чому не нуждався, я нуждався тільки в жильї. Всьо! І Я ушов оттуда без нічого.

“Легенда” оказывается не такая уж и легенда. Наш бездомный объясняет систему — пять-шесть частных домов в разных районах Одессы. Вот один, вот другой. В каждом есть свой старший и десять-двадцать бомжей у него под началом. Они обязаны пахать и тяжко вкалывают с утра до ночи на самых черных работах — грузчики, мусорщики. Все деньги получает старший. Речь как будто и правда идет о рабстве. Мы обязательно наведаемся в один из этих центров, но давайте попробуем сначала разобраться, как это работает.

Виктор: Там прідлагають на роботу — жільйо, пітаніє там, всі діла. Но кормлять такими кашами, шо я вам кажу — свиней так не кормлять. Вопше на те врем’я було 200 грн. 250-200. Ну це, коли я був.
Надюк: А сколько из этих денег давали вам?
Виктор: Вопше нічого не платили!

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
“Преображение Украины” — очень странная благотворительная организация. У нее нет сайта, она не публикует отчетов, фамилий ее руководителей не найти в справочниках. Нам повезло: однажды зимой на пункте обогрева наши агенты повстречали человека, который назвался представителем “Преображения” в Одессе. К сожалению, ни имени, ни фамилии.

Виктор: (показывает пальцем на фотографию) Вот это старший.
Гвоздев: А что это за человек?
Виктор: Ну, я його не знаю. Він десь…
Гвоздев: Но это старший, вы сказали?
Виктор:  Він самий старший на всій Одесі.

В субботу мы на Привокзальной площади в Одессе. Каждую неделю в час дня здесь кормят бездомных. Пообщаемся с ними. Вот Константин, он выдержал в “Преображении” два месяца.

Константин: Самая грязная работа — вынести мусор, было такое даже, что без лифта на стройке поднимали на 12-13 этаж мешки со шпаклевкой, с клеем для плитки, и все это за 200-250 гривен в день.
Касим: Деньги вы получали на руки?
Константин: Нет.
Касим: А как же вы тогда говорите за 200-250 гривен в день?
Константин: Получал старший этого дома.

А это Андрей, та же самая история. Только два месяца, как вышел из тюрьмы, и уже влип. Рабский труд и жидкая баланда — вот и все, что ждало его на воле.

Касим: Откуда к ним попадают люди?
Андрей: С улицы.
Касим: Ну вот как “с улицы”? Шел-шел и зашел?
Андрей: Безнадега. Вот как у меня. Ну безнадега была, некуда было деться, кушать хотелось. Ну я там больше месяца не выдержал.

Наверняка вы раньше никогда и не слыхали об организации “Преображение Украины”, но могли видеть их объявления. Вот такие — “помощь бездомным и наркозависимым”. Или вот — “земляные работы”. Телефоны всегда разные, но все они принадлежат одной конторе.

Бригадир: Ну смотрите, у меня 350 гривен человек в день, восьмичасовой рабочий день. Нормальные здоровые ребята, не первый день, не первый раз.

PREOBRAZHENIE (21)

Рабочих обещают прислать через день, и мы их дождемся. История о “Преображении” начинает обрастать все новыми подробностями.

Андрей: Я убежал.
Касим: Вы убежали. А как вы убежали?
Андрей: Тихонечко — вывезли на работу, я тихо отпетлял.
Касим: А так просто уйти нельзя было?
Андрей: Ну там как бы смотрят за этим…

Максим: Второй этаж — спускаешься, вниз, в подвал заходишь, открываешь дверь — там Мицубиши вот этого, забыл погоняло его… Черный Мицубиши Аутлендер. Дверь закрывают, один становится на дверях и бьют.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Обычно бездомные наркоманы и алкоголики — это очень несчастные люди, которые любят “рассказывать истории”. Ко всем их “историям” нужно относиться скептически, делить их надвое и тщательно проверять. Но в  данном случае мы имеем ситуацию, когда десятки людей разными словами рассказывают о благотворительном фонде “Преображение Украины” одно и то же — раб-центр.

Вот, наконец, нам прислали рабочих от “Преображения Украины”. Бригадир обещал троих здоровых ребят, но прибыли только два наркомана. За пару десятков метров от места встречи со своим якобы “работодателем” они ныряют в кусты вколоть дозу.

(характерно по-наркомански придерживает уколотую руку)
Гвоздев: Да укололись по ходу.

Ну что же, пришло время наведаться в один из этих “раб-центров”, как называют их бездомные. Фонтанская дорога — этот адрес нам называли одним из первых.

Ковалева: То есть мы корректно спокойно заходим, просто расспрашиваем?
Касим: Ну а что ж нам, двери выламывать что ли?
Лысый: Они, наверное, будут молчать.
Касим: Не думаю. Они опытные товарищи, и, скорее всего, они начнут рассказывать, что “мы общественная организация”, “мы помогаем людям” и так далее. Идем…

Касим: День добрый, “Преображение”? Кто тут старший? (заходят внутрь)
Андрей: Не, подождите, ну что вы?
Касим: Старший кто?
Андрей: Я.
Касим: Вы работаете в организации “Преображение Украины”?
Андрей: Да.
Касим: Десятки бездомных, алкашей и наркоманов по всему городу жалуются на центры “Преображения Украины” и утверждают, что их заставляют здесь работать забесплатно.
Сергей: Ситуация какая: у нас организация, скажем так, на самофинансировании. Когда к нам приходит человек, мы доносим до его сведения, шо, уважаемый, мы все работаем, потому что восемь тысяч дом стоит и еще наверно столько же по зиме набегает за коммунальные услуги, нам нужно кушать, нам нужно во что-то одеться, нам нужно еще как-то позаботиться о тех людях, которые еще к нам придут.

PREOBRAZHENIE (32)

Сейчас разгар рабочего дня, в доме только старшие, Андрей и Сережа. Остальные пашут по полям да по стройкам, а этим двоим можно не работать. Они ничего и не отрицают. Да, люди должны зарабатывать деньги в интересах центра, а как иначе? Бомжи приходят и уходят. Мало кто выдерживает больше месяца. Старшие остаются. Они — благотворители, которые живут за счет своих подопечных.

Касим: Когда люди работают и не получают за это денег, это незаконно.
Андрей: У нас договор, получается, с людьми. Смотрите, мы снимаем дом. Мы — не государственная программа. Мы — частная… то есть, не частная, а благотворительная организация.
Касим: Понимаете, заниматься благотворительностью за счет самого человека, в отношении которого осуществляется благодеяние, это немножко странно.
Андрей: Странно? Смотрите, а как без помощи извне мы можем содержать наши дома — оплачивать, питаться, покупать вещи и все остальное?

Еще раз, это действительно благотворительность за счет подопечных. Да, подопечные не получают за свою работу денег. И да, это раб-центр. Кто старший по Одессе? Эдуард Туаев. Вот он — тот самый человек. Загадка решена — городская легенда оказалась правдой.

Эдуард Туаев

Эдуард Туаев, впрочем, тоже не самый главный. Харьков, Днепр, Херсон, Николаев, Киев: “Преображение” — всеукраинская сеть. По документам ее глава — вот этот милашка.

Виталий Охотников

Виталий Охотников, двадцать шесть друзей в Фейсбуке. Когда-то работал в организации “Преображение России”, потом перебрался в Украину, в Днепр. Человек на вершине национальной бомж-пирамиды.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Дадим приют бездомным, чтобы жить за их счет. Нагло, дерзко, эффективно. И да, на самом деле, силой там никого не держат. Ну почти никого. Зачем уходить, брат? Ведь свобода — это рабство.

PREOBRAZHENIE (40)

27 марта, 2017 21:31