УДАЛЫЕ ЗЕМЛЕРЕЗЫ — КУРОРТНОЕ

Под распил — последний противотуберкулезный санаторий на побережье под Одессой заживо режут на куски. Это можно остановить, если оформить землю как положено, но тут — такая удача — как раз решили уволить главврача. Тонкости сельской коррупции по-одесски — в нашем расследовании.

Грищенко: — Даже в этом селе и в селах, которые вокруг расположены, все крутилось вокруг этого санатория, все буквально… Когда-то за ним числилось, тысяча гектаров было! Здесь было огромное подсобное хозяйство, все было.

Сергей Грищенко — депутат местного сельсовета. В санатории “Приморский” он работает всю жизнь. И отец его работал, и мать. Сегодня он смотрит, как санаторий распродают.

Грищенко: — Кому это вы?
Строитель: — Та с города…
Грищенко: — Купил участок или что?
Строитель: — Да.
Грищенко: — Ну вот видите, как оно уже перепродается… Вот там человек построил. Там дальше идет пустырь, но там тоже человек построил.

Противотуберкулезный санаторий “Приморский” в селе Курортное обустроили на базе бывших румынских дач сразу после войны. От тысячи гектаров осталось всего сто пятьдесят, там, где раньше были земли санатория, теперь висят номера телефонов — “продам участок”.

Касим: — Алло, день добрый, я по объявлению звоню. Я вот здесь в Курортном сейчас, недалеко от санатория “Приморского”…
Продавец: — Да-да.
Касим: — Тут у вас висит “продам участок”. Сориентируйте меня, пожалуйста, что это по деньгам?
Продавец: — 27 тысяч за 9 соток.
Касим: — 27 за 9. А это частная собственность, то есть это полностью все оформлено?
Продавец: — Да-да, это госакт для строительства дачного.
Касим: — Я вас понял, спасибо большое.

Эту землю отрезали от санатория еще пять лет назад, потом были суды-пересуды, неважно, участки перепроданы уже по два-три раза, новые хозяева — законные собственники.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Это, конечно, не Ланжерон. Почти сто километров до города, плохая дорога, по одесским меркам земля здесь стоит недорого. Но это 150 гектаров у моря. Даже по самым скромным оценкам, цена вопроса — больше 100 миллионов гривен.

У ворот санатория сегодня людно, коллектив волнуется: главного врача Галину Асауляк увольняют, Минздрав не продлил ей контракт.

Вера МАРАРЬ, председатель профкома санатория
— Це очень неочікувано! Вона їздила, вона возила свої отчьоти, там по контракту отчьот був, і так вона їздила і писала заяву на продовження контракту, і всьо там було красіво, всьо було спокойно, її хвалили за її роботу, і в послєдній день контаркта без попередження просто прислали наказ, що вона звільнена і всьо.

Сама главврач тоже здесь. Формально она на больничном, чтобы оттянуть увольнение, но на вид здорова. Она проработала в санатории три года, думала, что все в порядке, оказалось — нет.

Галина АСАУЛЯК, депутат райсовета
Не продлили контракт… Ну я не знаю, скорее всего, что это связано с землями санатория, потому что еще в 13 году, я только пришла на должность, начались… Прессовка бывшего председателя сельского совета, он пришел сюда на третий день там, начал мне угрожать… Мол, будете делать, что я скажу. Я отказалась…

После той истории с бывшим сельским головой, она решила узаконить все земли здравницы. Штука в том, что у санатория есть госакт на 150 гектаров, но это госакт старого образца, без точных границ участка и привязки к местности. Если обозначить границы санатория в документах, ни один чиновник не сможет просто так продавать государственную собственность. Процесс запущен, но под самый конец, когда уже почти все сделано, главврача решили убрать.

sanatoriy-12

Галина АСАУЛЯК, депутат райсовета
— Вот в данный момент эти земли оформляются, вот ждем распоряжения с обладминистрации, что они находятся за межами [населенного пункта], но все время какие-то, ну, сложности, то не то написали, то еще что-то… Но как бы вышла сама уже в администрацию, вроде как бы договорилась… Но сейчас я уволена, поэтому как оно дальше будет, не знаю.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Море, песок, красота — этот пляж продолжается примерно 20 километров. И там вот, дальше, есть еще много места, где можно строить дачи, особняки, что угодно. Но недооформленную санаторную землю дерибанить гораздо легче. Это можно делать буквально на уровне сельских советов. И здесь такое уже было.

Вот документы на 8 гектаров бывшей санаторной земли. Сельский голова Приморского Вячеслав Козубенко раздал их даром, но правильным людям, в списках — сплошь депутаты, дети и жены депутатов, прокуроры да землеустроители. Именно они и заработали на продаже земли, сельсовет не получил ничего. На Козубенко грешат в санатории и сегодня, мол, давний враг главврача подстроил увольнение.

Сергей ГРИЩЕНКО, депутат Приморского сельсовета
— Буквально вот недели две назад сельский совет, потому что мы от имени депутатов обратились, получил ответ от Генеральной прокуратуры, где было сказано, что в отношении Козубенко Вячеслава Александровича ведется криминальное расследование по статье 364-ой части 1-ой, это за участок 8,2 га, и также по 364-ой части 1-ой за участок 2,4 га.

sanatoriy-17

Это письмо действительно существует. Но Вячеслав Козубенко уже не сельский голова, он проиграл выборы в прошлом году. Какое отношение он может иметь к дерибану земель сегодня? Едем к новому председателю.

Лидия КОЛЕСНИЧЕНКО, председатель Приморского сельсовета
— Козубенко прийшов сюда без особняка, за время своєї роботи в сільському совєті пріобрів дом. Він собі пріобрів землі в сільському совєті, на свого тестя, на свого сина, на свою падчерицю, на свою жінку на восьми гектарах… Чого йому не жить, він продав участок і живе собі нормально. Санаторій “Пріморский” самий багатий нащьот землі щас. Потому це — лакомий кусочек, який баче його впереді себе всьо время, понімаєте…

sanatoriy-20

Как ни странно, Лидия Колесниченко тоже уверена, что за увольнением главврача стоит ее бывший оппонент. Как раз перед выборами он утвердил детальный план территории села и успел нарисовать на землях санатория две новые улицы.

Лидия КОЛЕСНИЧЕНКО, председатель Приморского сельсовета
— Ці землі принадлежать санаторію, вони вже були готові под роздачу головою Козубенком, який тут був. Вони були готові под раздачу для людей. “От я готовлю детальний план і буду вам видавати по десять соток”. Як він міг їх видавать по десять соток, якщо єсть государствєнний акт на землю для санаторія, це…. Ну так не може буть!

С таким человеком нужно обязательно пообщаться лично. Вячеслав Козубенко — наш старый знакомый. Отдел “НОРМАЛЬНО” уже сталкивался с ним в Татарбунарах, советник главы райадминистрации Козубенко использовал наемных активистов из Одессы для борьбы с нацпарком “Тузловские лиманы”. Едем к нему домой в Приморском.

Касим: — Агов!
Гвоздев: — Хозяин!
Касим: — Добрый день, а мы с Козубенко Вячеславом Александровичем можем поговорить? Где он?
Сын Козубенко: — Нету.
Гвоздев: — Нету его? А где он?
Сын Козубенко: — Ну он сейчас в городе.
Касим: — В Одессе?

Уже на трассе навстречу нам выезжает белая “девятка”. Вячеслав Козубенко и его супруга примчались поскандалить.

Вячеслав Козубенко: — Не надо меня снимать!
Гвоздев: — Почему?
Вячеслав Козубенко: — Альо! Альо! Я без згоди! Руки забери.
Надюк: — Тихо, тихо.
Касим: — Поспокойней.
Надежда Козубенко: — У нас ребенку восемь лет, он один дома!

Общение не складывается. Все обвинения оппонентов и прокуратуры Козубенко отрицает — никогда, ничего, никакого отношения. И вообще, это мы здесь коррупционеры, а он честный человек.

Вячеслав Козубенко: — Я понімаю, шо ви отрабатуєте бабки і ціна ваша — п’ять тисяч гривень. Ми прекрасно знаєм, шо кожен ваш виїзд стоє і хто вас заказав… Ми прекрасно знаєм, шо вас заказав Барвік, Барвіненко наш, вмєсте з Асаулячкой. Уволили Асауляк, и вы срочно поднялися на кипеш в защиту ворюг наших местных и бандоты.
Надежда Козубенко: — Я вам хочу сказать, что к увольнению Асауляк мы не имеем никакого отношения…
Вячеслав Козубенко: — И мы тоже не имеем. Можете не переживать и своему патрону так и скажите!
Касим: — А кто наш патрон?


Вячеслав Козубенко: — Барвик ваш. Коштів скільки ви отримали від замовника?
Касим: — А кого ви вважаєте замовником, Барвіненка?
Вячеслав Козубенко: — А ні?
Касим: — Ну, якби ви трошки розбиралися в жизні, це б вас би дуже насмішило, що нас “замовив Барвіненко”.
Вячеслав Козубенко: — Меня?
Касим: — Ага.

Барвиненко — влиятельный человек в Бессарабии, народный депутат. Как-то раз мы застали у него в депутатской приемной компанию земельных аферистов. “Седьмой канал” не продает сюжеты за деньги, так что в остальные слова Козубенко тоже верится с трудом. Он вряд ли мог заставить Минздрав уволить главврача санатория. Но уволили ее точно из-за земли. Грядет объединение громад, и скоро пилить участки в Курортном придут совсем другие люди.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— С земельными аферами всегда так: одно маленькое решение срабатывает через три-четыре года. Достаточно сегодня не дать санаторию оформить до конца границы земельного участка и через пару лет это принесет кому-то нормальные деньги.

28 ноября, 2016 21:42