УБИЙСТВЕННАЯ МОЛДАВАНКА

Аварийные дома калечат и убивают одесситов. Рушатся стены, падают балконы, сыпется лепнина. В мэрии давно махнули рукой, ну убило кого-то камнем и что? Почему разрушается старый жилой фонд и кому это выгодно, — смотрите прямо сейчас.

13 октября 2016 года. Трагедия на улице Генерала Цветаева — на жилую пристройку обвалилась часть стены соседнего дома. Мокрый ракушняк пробил крышу, под камнепад попал молодой парень. Спасатели пробивались к нему через завал несколько часов, но все усилия были тщетны.

Павел МАЗУР, врач-реаниматолог бригады скорой помощи
— После того, как пожарники раскопали тело, мы обнаружили молодого человека без признаков жизни, предварительно получил травмы, несовместимые с жизнью.

Остальным повезло — никто больше не погиб и не был ранен. Здание на Цветаева, 80, уже много лет числилось аварийным.

moldovanka-24

Ирина, пострадала от обвалившегося дома
—  Третий этаж упал на нас. Журналист: — Из-за дождя, ну как это? Ирина: — А я знаю. Они мне все время там гадость делают. Наверное, мокрая стена, подтопило. Она вся мокрая. Журналист: — А дом, в каком состоянии он находился, аварийном? Ирина: — Наш в хорошем состоянии находился. Восстановленный полностью. Мы ж восстановили его. Наш целый был, хороший.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— Меньше чем за месяц — двое погибших. Несчастный случай в этом дворе и гибель пожилой женщины в результате обрушения балкона на улице Коблевской. Реакция мэра на гибель одесситки, мягко говоря, удивляет.

Геннадий ТРУХАНОВ, мэр Одессы
— Визуально, как мне докладывали, визуально не вызывал опасений данный балкон. Опять же скажу, по докладам. Что спровоцировало, это землетрясение, которое было с пятницы на субботу, уже находившийся в аварийном состоянии балкон, что вот так вот произошло.

Мэр лукавит и ссылается на доклады своих подчиненных. Хотя на сайте городского совета есть полный список аварийных домов. К нему более детально мы вернемся чуть позже, а сейчас давайте разберемся, чем ветхий дом отличается от аварийного.

Владимир СУХАНОВ, директор строительно-технологического института, заслуженный строитель Украины
— “Аварийный дом”. Такого нет вообще термина в нормах, которые мы используем при оценке технического состояния. Есть понятие “ветхий дом”, но под этим понятием “ветхий дом”, как раз и скрывается то, что вы, то, что мы, то, что люди называют аварийными.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— Ветхие и аварийные дома — придуманный безызвестным чиновником оборот закрепился в документах, письмах и решениях горсовета. Вот список всех аварийных зданий Одессы, с приставкой “ветхие”, на пяти страницах, около тысячи адресов. За каждым номером — дворы Слободки, Пересыпи и Молдаванки. Сотни дворов, тысячи квартир. Аварийных, опасных для проживания квартир и не только.

Вот два корпуса Одесского художественно-театрального училища на Степовой. Учебное заведение арендует эти здания у муниципалитета уже много лет. Еще год назад здесь была библиотека, сейчас тут попросту опасно находиться.

moldovanka-11

Людмила НАПАДОВСКАЯ, библиотекарь ОХТУ им. М. Б. Грекова
— Здесь просто мы уже разбираем, но видите, здесь затекало поверху, вот здесь сильно. Оно во всех местах течет, просто подбитый потолок, оно непонятно, что это. Вот здесь вот, когда идет дождь, смотрите, вот это вот, здесь просто течет, видите штукатурка попадала.

moldovanka-12

Этажом ниже — фотолаборатория училища, тоже мокрые стены и нависает штукатурка. Здесь несколько раз в неделю проходят занятия. Будущие фотографы и кинорежиссеры Одессы суровее любого челябинца. И вот, это здание не включено в список аварийных. Удивительно, правда? Но и это еще не все.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— Эти массивные балки уже много лет поддерживают фасадную стену на улице Раскидайловской, 26. Все здание в трещинах и деформационных маяках. Все работы по укреплению своего дома жильцы проводят сами — от города ни льгот, ни поблажек.

Реконструкция и ремонт старого фонда — это сложно и дорого, скажет любой строитель. Легче снести и построить заново. Жильцы старых домов творят со  своим жильем, что хотят. А это очень опасно.

Владимир СУХАНОВ, директор строительно-технологического института, заслуженный строитель Украины
— Начинают менять старое окно на новое, вынимают эту раму, которая была сделана из дерева еще, из дуба, ну, к примеру, из очень прочного дерева. Начинают вынимать и простенки с двух сторон, на них передается нагрузка, которая воспринималась раньше этой рамой в том числе.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
— А сейчас немного истории: когда начался бум приватизации, по закону нельзя было стать собственником квартиры в аварийном доме. Жильцы скидывались, делали ремонт, после исполком снимал с дома статус аварийного и вуаля — квартиры можно было узаконить и продать. Вот такой, чисто одесский, бизнес.

Валерий МАТКОВСКИЙ, эксперт сферы ЖКХ  
— Дома исключались из списков ветхих и аварийных. Люди имели возможность приватизировать свое жилье, и люди, которые имели собственные средства, могли продать свою старую, скажем так, квартиру, доложить денюжки и купить новую и таким образом улучшить свои жилищные условия.

Меняются оконные рамы, сносятся стены, достраиваются этажи и мансарды. Жильцы таких квартир не только пытаются улучшить свои жилищные условия, но и хотят на этом заработать. Мы решили провести простой эксперимент — берем список аварийного жилья и сравниваем его с предложениями на сайтах агентств недвижимости. Спустя час нас набирает риэлтор, и мы отправляемся смотреть квадратные метры на улицу Генерала Цветаева, 4. Все здания в этом дворе признаны аварийными еще в 2011 году.  

Первый этаж — запах сырости, плесень на обоях и потолке. Кривые стены зашиты вагонкой. Из удобств — АГВ, пластиковые окна, мансарда и канализация. За весь этот колорит хотят больше 30 тысяч долларов.

Лысый: — А шо вы за нее хотите?
Хозяйка: — 32.
Лысый: Торг, как я понимаю?

Возможно, за хорошие деньги хотят продать свои квартиры и люди, живущие на улице Генерала Цветаева, 80. Стены этого дома рухнули на пристройку и убили человека.

31 октября, 2016 21:30