СТЕПЬ ДА СТЕПЬ — ВАРВАРЫ НА БУЛЬДОЗЕРАХ

Первозданная степь, фантастические пейзажи, редкие растения — одно из последних нетронутых мест в Европе. В Одесской области уничтожают “Тарутинскую степь”: бульдозеры и тракторы уже сравняли с землей полторы тысячи гектаров. Дальше — больше. Как это происходит, смотрите прямо сейчас.

Касим: — Раз, два, три, четыре. Четыре трактора. Там вот развернемся и идем, пообщаемся, вон у нас чувак стоит беззащитный, посреди поля.
Гвоздев: — Добрый день!
Касим: — Здрасьте, а кто работы проводит?
Тракторист: — А???
Касим: — Работы кто проводит?


Тракторист: — Не знаю.
Касим: — Не знаете?
Тракторист: — Давайте, я дулю покажу.
Касим: — Да запросто, не вопрос. Мы покажем. А под что вы готовите землю? Вам сказали  что, срезать грунт?
Тракторист: — Да.
Касим: — Я понял.
(бульдозер срезает грунт)

step-3

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Вот так это и происходит. Мы сейчас находимся на территории государственного заказника, и прямо сейчас здесь четыре трактора срезают верхний слой степного грунта — готовят землю под распашку.

Это земли бывшего армейского полигона в Тарутинском районе. Сам полигон закрыли еще 20 лет назад. С неба хорошо видны следы от воронок и артиллерийские окопы. Теперь это земли государственного ландшафтного парка “Тарутинская степь” — 5 тысяч 200 гектаров. Вернее, это БЫЛИ земли парка. “Тарутинскую степь” уничтожают полным ходом. Краснокнижные травки и цветочки пали под ковшами бульдозеров.

В это же время неподалеку отсюда по полям носится целая делегация местных чиновников. Тут и председатель райсовета, и глава райадминистрации. Трактористов на степях парка еще много — то тут, то там рычат моторы.

Тракторист: — Ну а че, земля будет пустовать?

Валерий ПИНТЯК, пашет землю
— Если кто-то имеет претензии, пускай подает иск в суд, какие проблемы? Мы их не видели, первый раз видим, этих деятелей.

Как же так вышло? Итак, был когда-то полигон. Двадцать лет назад его закрыли, потом Минобороны официально от него отказалось. В 2012 году Одесский областной совет решил создать здесь ландшафтный парк. Почему здесь? Потому что земли полигона никогда никто не пахал, это самая настоящая первозданная степь, если не считать воронок от снарядов.

Иван КЮССЕ, начальник Управления агропромышленного развития Тарутинской РГА
— Это один из немногих участков в Европе, есть небольшой участок в Венгрии, тоже, кстати, бывший военный полигон, и участок в Тарутинском районе Одесской области. Это те места, где сохранилась первоначальная степь.

Иван Кюссе из Тарутинской райадминистрации говорит, что земля сама по себе конфликтная. Минобороны и райадминистрация много лет судились. Но вопрос не в том, кто здесь хозяин, а как ее использовать. В судах армейские юристы долго и красиво рассказывали, что земли нужны для боевой подготовки. На самом деле Белгород-Днестровская КЭЧ заключила договоры с несколькими группами фермеров о совместном выращивании сельхозпродукции и отдала степь под распашку.

Иван КЮССЕ, начальник Управления агропромышленного развития Тарутинской РГА
— Сейчас это территория заказника, сейчас это земли природно-заповедного фонда и изменить их целевое назначение имеет [право] только Кабинет Министров.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Вот копии договоров — Белгород-Днестровская КЭЧ договаривается о выращивании сельхозкультур с компанией “Шанс-2016” Геннадия Павлова из Арциза. А Геннадий Павлов заключает договор с фермерским хозяйством “Джондир” Петра Бербенюка, тоже из Арциза. Теперь им грозят колоссальные штрафы.

Александр ПАЛАРИЕВ, депутат Тарутинского райсовета
— Вот здесь распахано 1 036 гектаров. Штрафные санкции за нарушение степного покрова — 49 миллионов гривен. И сейчас готовится документация на этот предмет.

Александр Палариев, депутат из Тарутинского райсовета, уверен — степь распахивают так спешно именно из-за того, что знают о последствиях. Здесь работают сразу несколько групп фермеров, некоторые — местные, некоторые — нет. Только работа техники стоит несколько десятков тысяч гривен в сутки.

Александр ПАЛАРИЕВ, депутат Тарутинского райсовета
— В час, я думаю, гривен пятьсот. Ковалева: — На один трактор? Палариев: — Да. В час. Ну это получаем… Ну десять часов они работают. Хотя они понимают, что им сейчас нужно как можно больше сделать и работают в три смены… Тысяч пять-семь в сутки.

Экологи подсчитывают ущерб, народные депутаты пишут запросы. Вся государственная машина вот-вот обрушится сюда со всеми своими решениями, поручениями и распоряжениями. Главное, успеть захватить как можно больше земли сейчас. Потом можно судиться до посинения — заказник-то будет уничтожен.

Анатолий СЕРЕК-БАСАН, и. о. главы Тарутинской РГА
— Вот через неделю мы закончим распахивать весь ландшафтный заказник и останемся без заказника. Сегодня мы боремся — подали иск в суд уже один, о том, что незаконные действия. Но пока везде будут ухвалы и решения судов, заказник будет распахан и его практически не будет.

Верите ли вы, что пара сельских фермеров могли порешать вопрос на уровне Минобороны? Помните те бульдозеры, которые мы застали в степи? Все это техника компании “Альтком”.  Ее хозяином считается Борис Колесников — бывший вице-премьер при Януковиче, друг детства Рината Ахметова и видный деятель нынешнего Оппозиционного блока. Ему же принадлежит один из крупнейших агрохолдингов в Украине — “АПК-Инвест”.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Видите на карте вот это одинокое зеленое пятно? Это и есть “Тарутинская степь”. Больше тысячи гектаров уже уничтожили. Еще две тысячи готовят под распашку. Если государственная машина не сможет это остановить быстро и решительно, никакой “Тарутинской степи” там не останется. Попробуйте припомнить, чтобы чиновники действовали быстро и решительно. Не получается? То-то же.

31 октября, 2016 21:38