Одесса
23 Co
USD

ПОХОРОНИТЕ КОТОВСКОГО

По стране шагает декоммунизация. Города и улицы меняют названия. Самый острый советский вопрос — культ личности. Единственный в Украине мавзолей совка или кто похоронит Котовского — в нашей загробной экспедиции. Слабонервных просим отвернуться от экранов телевизора.

Пятница, 16 сентября. Новостная лента России пестрит заголовками: разграбили мавзолей Котовского, украли саблю и медали, над телом надругались — полный беспредел.

Мария КОВАЛЕВА, специальній корреспондент

— Вся паника в новостях развелась из-за вот этой фотографии, я выложила ее на своей страничке в Фейсбуке.  Отдел “Нормально” удачно съездил в область. От Одессы до Подольска, он же бывший Котовск, 220 километров. Путь был недолгий и нелегкий.

Надюк: — Вот я вижу какое-то село, неужели тут жизнь?.. Интересно, сюда скорая помощь как-то доезжает?

Село Федоровка, до Подольска еще 50 километров. Путь к месту отправления культа личности тернист.

Надюк: — Я бы этой администрации Котовской гвоздь бы в голову вбил бы. Ковалева: — У тебя будет сегодня шанс. Надюк: — Да? Ковалева: — Готовь гвоздь.

Все эти ухабы и колдобины ради того, чтобы узнать судьбу единственной в Украине усыпальницы для поклонения трупам страны советов, мавзолея Котовского. Три часа, и мы на месте.

normalno-1

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент

— Подольск, бывший Котовск. Здесь находится единственный и последний в истории Украинской ССР мавзолей. Тут покоится тело Григория Котовского, известного партийного деятеля и криминального авторитета. Ходят разные слухи, есть тело в мавзолее или нет, но на его содержание ежегодно уходят немаленькие деньги.

Все про Котовского вы сможете прочитать в Википедии, а мы пока проведем эксперимент и узнаем у местных, есть тело или нет. Кладезь информации — центральный рынок.

Гвоздев: — Тело вообще было когда-то? Продавщица: — Нет, там тела не было (смеется) Гвоздев (смеется): — Никогда тела не было? Продавщица: — Нет (смеется)

normalno-2

Женщина на рынке: — Он там не лежит. Вы шо. Там останки его там какие-то, то есть его доспехи. Гвоздев: — А самого тела нету, да? Женщина на рынке:  — Нет, конечно. Надюк: — Потому что, мы… Женщина на рынке:  — Все давным-давно захоронено где-то в Бессарабии.

Надюк: — Что мы в интернете прочитали — прямо забальзамированный лежит прямо. Мужчина (ржет): — Не-е-т. Надюк: — Не? Мужчина: — Все это сказки. Какой бальзамированный, если его там порубали и потом растаскали на части, говорят, так шо где его тело, толком неизвестно.

Есть тело или нет, хоть кто-то же должен знать. Раньше мавзолей входил в комплекс музея героической славы. Там даже инкрустированная сабля Котовского хранилась.

Надюк: — Где-то здесь был музей. Школьница: — Да, вот это раньше был музей.

Был музей и нету, ликвидировали, сабля пропала, ордена Котовского увезли в Москву. Идем дальше, может в местном отделе образования что-то помнят, у кого ключ от мавзолея.

normalno-3

Чиновник: — Мемориал и всьо проче находиться у місті. І звичайно, що це тільки місто відповідає за нього.

Едем в мэрию, немного беготни по кабинетам. Туда-сюда, сюда-туда. По Котовскому главный заместитель мэра. Он в командировке, созваниваемся по телефону. Обговариваем самое насущное — сколько в год обходится содержание мавзолея.

normalno-4

Заммэра: — Сказати точно вам цифру, ніхто, ніхто даже не пощитає. Это все в текущих расходах. Ковалева: — Я понимаю, но за 2015 год есть же какие-то цифры. Заммэра: — Еще раз вам говорю, нихто этого не считает. Это балансоутримувач, у нього на балансе около 30 или 40 памятников и так дальше, это самое. Вот ему выделили деньги, он поддерживает. Сегодня здесь больше, завтра там. Никто отдельно не выделяет. Это ж не мавзолей Ленина.

В этом диалоге появилась еще одна загадочная личность — балансодержатель, который выставляет счет. Просто запомните, он в нашей экспедиции появится позже. Вот компания пятиклассников, уточняем маршрут.

Ковалева: — Ребята, не подскажете, где мавзолей? Ребята: — Мы не знаем. Ковалева: — А памятник Котовскому? Ребята: — Памятник Котовскому вот там, возле вокзала. Та вот он. Здесь где-то. Ковалева: — Здесь, да. Хорошо, спасибо.

Зеленый островок в центре Подольска. На скамейках целуются парочки, из песочницы звенит детский смех. За мрачным шиферным забором в трех метрах от жизни молчаливо гниют двери мавзолея.

Ковалева: — О, тут совсем легко пройти. И дверь открыта. Петли заржавели. Ну открыто, значит, можно заходить.

normalno-5

Потрепанный велюр, цинковый гроб. Через разбитое вандалами стекло моляще смотрят глазницы. Похороните меня, сколько можно. И рядом портрет. Таким Котовский был когда-то, при жизни.

normalno-6

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент

— Он и на мавзолей-то давно не похож. Кости сгнили, но деньги регулярно выделяются. По стране идет декоммунизация. А мы все никак не можем определиться, хоронить Котовского или нет.

Мы аккуратно накрываем гроб, находим гайку, закрываем двери. Ненадежно, но хоть что-то. Дети продолжают веселиться, а парочки целоваться. Они давно не знают, кто такой Котовский. Старшее поколение думает, что его вообще в городе нет.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент

— Похоронить Котовского по закону непросто. Вот депеша из Минкульта — нужно собрать кучу бумаг, согласовать с родственниками, а они в Москве. Там еще есть притязания от Молдовы и Приднестровья. Чтоб конфликта не вышло. Вам не кажется, что все это слишком сложно? Место на кладбище в Котовске стоит 200 долларов — это на центральной аллее. Гроб уже есть. Могильная плита тоже. На самом деле любой человек может вынести кости Котовского и предать земле по-тихому, чтоб никто не увидел. И это даже не декоммунизация, это человечность. Его кости лежат здесь десятилетиями и никому до них дела нет.

Пока мы снимали веселых детишек, нашей гайкой заинтересовался мужчина. Он бойко пролазит к дверям и откручивает крепление.

Смотритель Котовского: — Опустите камеру, я на камеру общаться не собираюсь. Гвоздев: — Э-э, хорошо.

normalno-7

Мы опустили камеру, но информацию собрали. Это тот самый балансодержатель, который выписывает счета на содержание мавзолея. С тех пор, как грянула декоммунизация, подметают только листья — ждут решения из Киева. Петр жалуется — родственники хоронить не хотят, приходится досматривать кости. Сам не знает в какой момент добрые люди придут и все закопают, так, чтоб без шума и бумажной волокиты. А пока велено осваивать бюджет, исправно осваивает.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент

— После этого сюжета вы еще неделю будете видеть новости про якобы разбросанные кости, разграбленный мавзолей, украденную саблю. Не верьте. Мы там были. Никому до Котовского дела нет. Он лежит и ждет, когда на нем перестанут зарабатывать и похоронят.

 

20 сентября, 2016 13:34