ОШИБКА АКУШЕРА

 

Ошибка акушера. Неправильный диагноз, халатность врача и ребенок стал инвалидом. Мальчику уже три года, он частично парализован, а родители до сих пытаются добиться справедливости. Тяжелая судьба семьи, немецкий беглец и прокурор-потеряшка — в нашем расследовании.

Бабушка: Тяни ручки, покажи как ты тянешь ручки, а ну, как? Поднимайся, поднимайся, хороший мальчик, наш золотой. Пойдешь к маме? Мы будем рисовать, пойдешь к маме?

Мама: На, сам, сам. Молодец. У солнышка есть лучики, вот так, лучики есть красивые.

Артему три. Ему нравится рисовать с мамой и разглядывать картинки. Ни ходить, ни сидеть малыш не может. ДЦП, детский церебральный паралич, — жестокий диагноз и для Артемчика, и для его родных. Ошибка врача и теперь это навсегда.

Анна КНЯЗЬКОВА, мама Артема
Я жаловалась ему, что я не чувствую ребенка, было такое, что живот “каменел”. То есть я говорила, что мне плохо, что мне вот такие вот симптомы. На что отвечал он: все хорошо, скоро родишь.

У Ани это была первая беременность, все было хорошо, ребенок развивался, как положено. Ближе к родам появились проблемы.

Анна КНЯЗЬКОВА, мама Артема
По УЗИ было видно, что у ребенка тугое обвитие вокруг шеи и ребенок весом 4 120. Он сказал, что это не показание для кесарева, и что плоду свойственно переворачиваться. С ночи на 4-5 число я уже не чувствовала ребенка, чтобы он шевелился.  Я уже ему об этом сказала с утра, он делал обход. Я ему об этом сказала. В итоге, с 10 часов до 2 прождала его в коридоре, пока он освободится.

Роды были тяжелые. И для мамы, и для ребенка. Две недели Артем пролежал в реанимации. Только через год поставили диагноз — “ДЦП”. На поддержку и реабилитацию Артема семья тратит десятки тысяч гривен в месяц.

Людмила ГОНЧАРЕНКО, бабушка Артема  
Я решила, будем добиваться справедливости. Потому что нельзя, чтобы врачи калечили детей.

Бабушка Артема заручилась поддержкой юристов, вместе они пришли к выводу — врач не просто ошибся, это была самая настоящая преступная халатность.

Людмила ГОНЧАРЕНКО, бабушка Артема
Решением клинико-экспертной комиссии врача Шерера признали виноватым. Он нарушил приказы Министерства здравоохранения 900 и 901 — это переношенная беременность, дистресс плода.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
Шерер Владимир Владимирович уже попадал под пристальный взгляд журналистов еще в 2012 году. Тогда его подчиненный, допустив ошибку, сделал роженицу инвалидом, а сам Шерер, будучи заведующим родильного отделения, отказывался что-либо комментировать журналистам. 

Still0906_00030

Мы отправляемся в Черноморск. Ильичевская бассейновая больница на водном транспорте. Попробуем выяснить, чем сейчас занимается Владимир Шерер.

Витя: Скажите, пожалуйста, я ищу, у меня кума рожала, врача Шерер Владимир Владимирович.
Санитарка: О-хо-хо! (смеется) Ищите его в Германии.
Витя: А чего?
Санитарка: А его нет, уже два года как уехал в Германию.

Still0906_00033

Ого как, по-богатому, ничего не скажешь. Семья Князьковых до сих пор судится с больницей, требует компенсации морального вреда и материальных издержек. Главный врач Елена Кузарь грудью встает на защиту своего коллеги и самой больницы.

Елена КУЗАРЬ, главный врач Ильичевской бассейновой больницы на водном транспорте
Я вижу частичную, возможно частичную вину лечебного учреждения. Но связана она была не с качественным оказанием медицинской помощи врачом  Шерером. Я не считаю, что здесь четко была его вина… Даже за те небольшие, на мой взгляд, я понимаю, что это слово не удовлетворяет родителей, но нарушения, которые были, врач был уволен с должности заведующего отделения. Врач уже два года не работает у нас на территории.

Лысый: Родители мальчика говорят, что там был подлог документов. То, есть исследование УЗИ, вы знаете, юрист вам об этом говорил?  

Кузарь: Я могу вам четко объяснить. Там была реально техническая ошибка. Второе июня — второе июля. Врач УЗИст не мог в тот день находиться на работе, тот день, техническая когда была ошибка, попал на воскресенье. Он не работал, он табелировался. В связи с этим они решили, что мы заменили 2 июля на 2 июня.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
Там медсестра число неправильно поставила, а еще в тот день аппаратура сломалась, такое вот странное стечение обстоятельств в один день. Ну и доктор ошибся, кто из нас не ошибается? Чтобы установить виновен доктор или нет, провели две медицинские экспертизы. Первая, одесская, выдала заключение, что акушер все делал правильно, в Киеве решили иначе.  

Алла ПРЯДКО, адвокат семьи Князьковых
Уголовное производство было зарегистрировано по части 2, статьи 140. Это непрофессиональное исполнение медицинским работником своих обязанностей, которое привело к тяжким последствиям.

Производство отправили в местную прокуратуру еще две недели назад. Там дело и заглохло.

Алла ПРЯДКО, адвокат семьи Князьковых
К сожалению, прокуратура не видит оснований для подписания данного повидомлення пидозры, ссылаясь на то, что фамилия доктора должна быть конкретно зафиксирована в экспертном заключении и указано, что это именно его халатными действиями либо его непрофессиональными действиями были причинены тяжелые последствия.

Правовой казус или нежелание прокурора разбираться в материалах дела? Едем в прокуратуру, но Евгения Панькова на месте нет. Сам назначил людям встречу и не пришел.

Женщина (ждет Панькова): “Придите на два” — пришли на два. И ничего.  
Лысый: В канцелярии нет никого, пусто.
Секретарша: Ребята! (закрывает дверь в канцелярию.)

Лысый: Рабочий день, середина недели, прокуратура Черноморска — она пустая  вся.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент
Прокурор думает, время уходит. Уже скоро истечет срок по уголовной ответственности акушера Владимира Шерера. Он сможет вернуться в Украину и снова начать работать в той же больнице, в Черноморске. Действительно, ошибаться могут не только врачи, но и прокуроры.

5 сентября, 2016 21:36