Одесса
27 Co
USD

РАКИ НА ДНЕСТРЕ — БРАКОНЬЕРСКАЯ ПРОТОКА

С 1 августа по всей Украине запрещено ловить раков. Взрослые членистоногие линяют, а весенний выводок откармливается. Живые раки в продаже есть везде. Кто уничтожает санитаров водоемов — в нашем расследовании.

Август, 2015 год, Нижнеднестровский национальный парк. Эколог Иван Русев с командой вытащили за одну ночь 114 вентерей. Спасли 2 796 раков. Тогда штраф был 45 гривен за одну особь. Бороться за экологию — дело нелегкое, Русев с командой нынче  гоняют браконьеров в Национальном парке “Тузловские лиманы”. В Маяках остался один в поле воин — Анатолий Жуков. Он тоже защитник природы. И он знает, где найти браконьерские сети. Мы грузимся на баркас. Василий, местный проводник, единственный, кто согласился на эксперимент.

Жуков: Идем на гирло в зону, Вася. Анатольич, в зону запретку. Ну, километровая гирловая зона.

В этом году штраф за рака тоже поштучный, но уже по 25 гривен 50 копеек. Чтобы понять, как работает торговля на клешнях, отправляем агентов на контрольную закупку. Золотые запорожцы расставлены по всем районам города. Живой весенний помет есть везде, рак речной из Херсона.

Продавец: Я вам скажу, почему. Там речной рак, а это озерный, ну как прудовой. В реки сейчас все, что угодно сбрасывается, сами понимаете.

Продавец: По 10, по 4. Надюк: Крупные. Продавец: По 10. Надюк: Откуда они, скажи. Продавец: Из Днепра. Гвоздев: А область какая? Продавец: Херсонская область.

Семь, восемь, девять, десять.

Надюк: А самые крупные почем? Продавец: А самые крупные, наверно, на билбордах. Надюк: Да… А откуда раки? Продавец: Каховка.

Одесского рака в период запрета в Одессе купить сложно. К нам привозят раков из Херсонской области, наши браконьеры продают в другие регионы. Продолжаем путь к излучине Турунчука.

Жуков: Это так называемая “кошка”. Для того, чтобы забросить ее в воду и достать браконьерские орудия лова раков, то бишь рачницы.

Идти до точки минут 40. Эколог Жуков рассказывает, раков начали массово добывать лет пять назад. До этого 15 лет пытались спасти популяцию.

Жуков: Вообще, рак был закрыт в Днестре. Вылов как в Днестре, так и в лимане, наверное, десятка полтора лет.

Раков косит массовая добыча и чума, которая в нашей области бушует еще с 1892 года. Для человека чума раков не опасна, как и чума свиней.15 лет запрета на отлов вернули раков в пресноводные угодья.

Жуков: Для чего это все? Для того, чтобы не съесть все за один день, не жить сегодняшним днем, а оставить и на завтра, и последующим поколениям.

Мы подходим все ближе к мелководью.

Жуков: Там делается вход узкий, сама ее площадь широкая внизу. Через узкий по склону рак заходит, падает туда вниз, а выйти, дорогу назад, туда не получается.

Наш проводник забрасывает “кошку” — царапаем дно, цепляем тину. Подходим ближе к плавням. Забрасываем еще раз.

Жуков: Прямым ходом, Анатольич, аж до тех лататей, к тому берегу. Ловись рыбка, большая и маленькая.

Через полторы минуты “кошка” натягивается вновь.

Жуков: Есть, вот и раки есть.

Мы вытягиваем сетку за сеткой. В штате Нацппарка числится 60 человек.

Жуков: А это территория парка, директор которого в отпуске, и директор знает, что мы здесь. И до сих пор инспектор сюда не подъехал.

Перевозчик Василий и защитник природы Анатолий хором заявляют — и не подъедут.

Василий: Инспектор тому же браконьеру сети продаст. И будут рыбалить также, как рыбалил до того как.  

В первой связке рачниц было 10 полувентерей и 273 рака. Тянем “кошку” дальше.

Ковалева: Во второй раз мы вытянули 11 вентерей в связке, за это время у нас ушло примерно 12 минут, мы смогли достать 119 раков. И сейчас мы их всех отпустим на свободу.

И снова шерстим дно.

Ковалева: Вот мы достали в третий заход третий вентерь. Здесь мы выловили 239 маленьких раков. Отпускаем их всех на свободу.

За полтора часа работы в Нацпарке мы срезали 32 полувентеря и отпустили на свободу 631 рака. В основном рак был мелкий, такой идет оптом.

Жуков: Все эти блохи-семечки, они сдаются оптом на базар. Там эти торговки перебирают: мелкий по одной цене, средний — по другой, крупный — по третьей. И все.

Анатолий Жуков смелый человек. В Маяках бороться за сохранение природы больше некому.

Жуков: Уже ж с утра достали этими звонками. И что, и где, и почему.

Василий тоже смелый, взял с нас по 350 гривен в час. Но больше в Маяках никто не согласился пойти на километровую запретную зону со съемочной группой. Пока мы опустошали сети, издали с тоской наблюдали браконьеры. Подойти постеснялись. Швартуемся к причалу.

Вода мутная, рак мелкий — бизнес на панцирях и клешнях. Каждый раз, покупая раков в августе и сентябре, вы должны знать, никаких искусственных ферм для выращивания раков не существует. Рака гребут из рек и озер без стыда и совести. А покупатели еще и удивляются потом — отчего такой мелкий? Помните, лет 10 назад раков совсем не было? Так вот, скоро их снова не будет. Перебьют.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент
Есть несколько вариантов борьбы с браконьерскими сетями. Можно сдать сети инспектору, но местные говорят, самым волшебным образом через несколько дней они снова появляются на том же самом месте. Можно сети порезать, но через несколько дней они снова появятся на том же самом месте. Ремонт стоит совсем недорого. Мы выбрали самый надежный вариант — уничтожить сети целиком. Превратить их в пепел.

15 августа, 2016 21:29