Одесса
5 Co
USD

ОТДАЙ МНЕ СВОЙ ДОМ, ДЕТОЧКА

“А давайте-ка возьмем и отберем дома у детей!”. Ни один чиновник никогда не позволит себе даже просто сказать такое вслух публично. Наши, одесские, отличились, не только сказали, но и сделали. Исполком горсовета решил разорвать договоры, заключенные много лет назад с двумя детскими домами семейного типа, и забирает у них помещения. Как такое вообще могло случиться — в нашем расследовании.

Вот дом в Фонтанке. Когда-то один благотворительный фонд подарил его городу Одессе для семейного детского дома Лилии Негру. Им никогда не давали покоя, но теперь дом решили отобрать уже окончательно.

Лилия Негру: Его-то хотели забрать под одиноких матерей… Большая квадратура покоя не дает. Мы, вроде, и не возле моря, и не самые такие. Здесь каждый третий дом стоит такой.

А вот еще один дом — в пгт. Таирово. Его тоже купили благотворители и отдали мэрии под семейный детский дом Галины Мартыновой.

Этому плакату лет пять или шесть. В центре — мама Галина, вокруг нее дети, их много. С начала 90-х через ее руки прошли десятки воспитанников. Этот дом они с трудом выбили лет 10 назад, и сейчас его снова отбирают. Говорят, слишком много животных.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
В таких местах у журналистов принято пафосно восклицать: “Следите за руками!”. Все детские дома семейного типа заключали с городом примерно одинаковые договоры. Вот вам дом, он принадлежит городу, но когда вашим воспитанникам исполнится 18, дом может быть приватизирован в равных долях детьми и родителями. Ни собаки, ни прочие осбстоятельства здесь не важны.  Так вот: “Следите за руками!”.

Зинаида ЦВИРИНЬКО, заместитель городского головы
В доме запах невыносимый. То есть у нас некоторым членам комиссии требовалась медицинская помощь после посещения этого дома.

Никто из нашей группы во время съемок в этом доме не пострадал, но чиновники — нежные создания. Заседание исполкома горсовета 28 июля, заммэра Зинаида Цвиринько объясняет, почему здание нужно забрать.  Галина Мартынова всегда спасала и детей, и животных. Много-много лет. И ее соседей можно понять — от соседства с оравой собак и сам взвоешь. Ирония в том, что помещение детского дома семейного типа решили отобрать как раз в тот момент, когда вольеры для животных решили перенести за город, в Дачное.

Галина Мартынова: Мой зять, который врач, беженец из Сирии, так вот, научился делать вольеры. Он сам удивляется, потому что не представлял раньше, как это может быть. … Ну посмотрите, какая красота!

Касим: Я смотрю, что тут получается вот так: раз вольер, два вольер, три, четыре…

Галина Мартынова: Здесь будет 14 вольеров. Те немножко меньше, но там меньшее количество животных.

Еще два года назад добрые люди помогли Галине Мартыновой купить участок и старый сельский дом в Дачном. Она давно собиралась вывезти туда всех собак. Теперь здесь придется жить и детям.

Зинаида ЦВИРИНЬКО, заместитель городского головы
Мы, как власти, которые действуют в интересах детей, прежде всего, не можем допустить, чтобы дети проживали в таких условиях, с таким количеством животных.

Александр БОРНЯКОВ, депутат горсовета
Вы знаете, у города постоянно есть желание какие-то помещения под себя подмять и что-то потом с ними сделать, потому что есть квартирные очереди, есть куча каких-то льготников, куча всяких вещей, дефицит площадей есть постоянно.

Александр Борняков, депутат горсовета, он тоже был в тот день на исполкоме. Только один человек убеждал чиновников не голосовать за этот проект — Владимир Корниенко. Его грубо осадили и не стали слушать.

Александр БОРНЯКОВ, депутат горсовета
Может, чиновники ждали, пока они станут 18-летними? Мне кажется, это совершенно реалистичный сценарий — просто дождались, пока исполнится 18 лет, они оттуда уйдут, и можно будет с этой недвижимостью что-то делать.

Лилия НЕГРУ, воспитала 13 детей
По совершеннолетию детей он должен был перейти в собственность. Это был, получается, 2010 год, но собственностью он не стал. Получается, в 2014 году от зама Труханова Цвиринько мы получали такой документ, что дом будет передан в восьми долях на детей и родителей. Что не так, я не знаю.

А вот, что не так — официальная версия.

Зинаида ЦВИРИНЬКО, заместитель городского головы
Действительно, этот дом был передан в пользование детскому дому семейного типа, и, собственно говоря, сегодня речь идет о том, что, учитывая, что, исходя из того, что сегодня в доме проживает один ребенок из числа подопечных, а детский дом семейного типа давно не существует. На данный момент проживание этой семьи Негру с их детьми и внуками является не совсем законным.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Вот договор мэрии и семьи Негру двухтысячного года: “После достижения всеми воспитанниками возраста 18 лет данное помещение по согласию сторон передается в совместную собственность родителей и воспитанников”. Дети выросли, и, как только Лилия Негру подала документы на приватизацию, мэрия вдруг сказала: извините, а ведь никакого детского дома семейного типа у вас уже нет!

Александр БОРНЯКОВ, депутат горсовета
У нас есть договор, по которому там написано, что это передается на определенных условиях, которые нужно соблюсти, и это передается какому-то конкретному человеку, и потом это нарушается… Ну это правовой нигилизм, ни к чему хорошему это не приведет.

Когда дом решили отобрать у Галины Мартыновой, собаки тоже были ни при чем. Все дело в попытке приватизации.

Галина МАРТЫНОВА, воспитала 80 детей
Когда Леночке исполнилось 18 лет, в апреле, я написала, что мы уже готовы дом взять в собственность вот этих детей пятерых и нам, вот мне и этим семерым опекунским детям тоже, ну, какая-то доля. Ответила мне Цвиринько, что они уже отправляются к нам большой комиссией решать вопрос, передавать дом или нет.

Решили не передавать. Собаки, ужас и, вообще, у нее и так слишком много квартир. Детей, правда, еще больше.

Галина Мартынова: Вот здесь моя дочка Эмили, знаменитая стала шпаклевщица, дети приходят, нам помогают, вот видите, она уже научилась, делает ремонт.

Эмили: Подходит?

Мальчик: Да. Алмазный диск есть?

Эмили: Нет, что ты делаешь! Там же есть ключ специальный!

Галина МАРТЫНОВА, воспитала 80 детей
Они же все знают, у меня в трехкомнатной квартире помещалось когда-то 30 детей. Господи, наверное, им уже рассказали, мою историю знает весь город, в других странах про меня уже знают… Наверное, они знают, что я ж не выброшу никуда детей. Значит, мы все вместе.

Лилия Негру: Вроде и мама старалась. Не сдала, и в самые тяжелые годы детей брала. И папа вроде пошел кровь проливать, а в итоге мы ничего не стоим…

Ни Галина Мартынова, ни семья Негру сдаваться не собираются. Обидно только. Вот Роман Негру, он только-только вернулся с фронта, служил в 14-й бригаде. Под Марьинкой не повезло — мина прилетела едва ли не под ноги, остался без пальца.   

Роман Негру: Вот этот палец, и в ногу попало. Сейчас оформляем инвалидность. Я 27-го только уволился.

27-го Роман Негру уволился из армии по инвалидности, а 28-го исполком решил, что их семья слишком уж кучеряво живет.

Лилия НЕГРУ, воспитала 13 детей
Мне не стыдно сказать, может это будет нагловато, что моя совесть всегда при мне была. Где-то грубовата, где-то, может, слишком пряма, но что такое честь и совесть, мне знакомо. Я думаю, многим еще в горисполкоме можно еще в пример взять. А на счет Мартыновой, мне кажется, на эту женщину просто молиться надо. А собак просто надо было убрать и все.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Обе наши героини — женщины крепкие, просто так их не возьмут. А вывод из этой истории простой — Одесский горсовет может раз и навсегда отбить желание создавать детские дома семейного типа. Вырастить — дело приемных родителей, выросли,  никому, кроме мамы не нужны. Никогда не заключайте договоров с одесскими чиновниками. Кинут и на детей не оглянутся.

8 августа, 2016 21:30