Одесса
12 Co
USD

ДНЕСТРОВСКИЙ БЛАТНОЙ

Егеря-разбойники. Соберетесь отдохнуть на Днестре, бойтесь Григория Мельниченко. Это зять бывшего губернатора Одесской области Сергея Гриневецкого, он считает дельту Днестра своей землей и гоняет там рыбаков. Говорят, даже лодки расстреливает. Что кому принадлежит и зачем стрелять — в нашем расследовании.

Мельниченко: Да мы с тобой договоримся только по одному: либо ты будешь работать по моим правилам, либо ты вообще не будешь работать.

Это видео снято в начале августа. Григорий Мельниченко, егерь-общественник, объясняет речному перевозчику Роману Русеву: за все нужно платить. Через несколько недель одну из лодок Русева утопят и расстреляют. Вот она плавает кверху днищем.

Лысый: Исследуем сейчас судно перевернутое, по которому стреляли. По одной версии говорят, что не стреляли, но мы видим, что здесь…
Ковалева: Отверстия есть.
Лысый: Да. Пулевые. Из разного оружия стреляли, скорее всего.
Касим: Здесь, по отверстиям, такое впечатление, что стреляли вообще в упор вот так — отсюда, сверху.

В воскресенье, 21 августа, новости о расстреле лодки на Днестре разбежались по всему Интернету. Мы решили лично убедиться, что в лодку действительно стреляли. Второй участник конфликта, тот самый Григорий Мельниченко, утверждал, что никакой стрельбы и в помине не было.

Григорий МЕЛЬНИЧЕНКО, “егерь-общественник”
На волне он не справился с управлением, лодка перевернулась. Мы к нему подъехали, говорим: — Тебе нужна какая-то помощь? Он говорит — Нет, меня сейчас Рома убьет, я перевернул лодку.

Григорий Мельниченко

Касим: Это вы вот этот “зять Гриневецкого”?
Мельниченко: Да.
Касим: А вы действительно зять?
Мельниченко: Я на этот вопрос не хочу отвечать. Оно не имеет никакого отношения к делу. Можно моих родственников поднять и окажется, что родственники у меня там бог знает…
Касим: Ну, то есть зять.
Мельниченко: Еще раз говорю, моя фамилия Мельниченко Григорий Викторович. Я отвечаю за себя, ни за каких своих родственников и все остальное. Я работаю на своей территории, у меня территория находится в аренде…
Касим: Так что случилось с лодкой? Стрельба была?
Мельниченко: Никакой стрельбы не было. Лодка просто перевернулась чисто случайно.

Мы уже знаем — стрельба была. И перевернулась лодка не случайно, в прошлой жизни она была спасательной шлюпкой, они просто так не переворачиваются. Потому и расстреляли, что никак не хотела тонуть. Весь сыр-бор разгорелся из-за того, что рыбаков привезли на землю, которую Мельниченко считает своей, по крайней мере, арендованной.

Роман РУСЕВ, возит людей по реке
Они подъезжали, запрещали мне выходить туда со своими рыбаками и доставлять туда своих рыбаков на берег. Имея лицензию, имея полностью техосмотры и судовые билеты на эти лодки, то есть, занимаясь своей деятельностью, как такси на воде. Я просто доставляю людей на берег, потому что туда нет возможности добраться машиной, ничем. Мы просто доставляем людей на лодках.

Сергей Гриневецкий, бывший губернатор Одесской области, бывший нардеп. В 2001 году в его жизни был счастливый период, когда Гриневецкий возглавлял одновременно Одесскую облгосадминистрацию и областной совет. Именно тогда, как председатель облсовета, он повелелел себе-губернатору отдать землю в аренду названому брату, отцу своего зятя Григория Мельниченко. Договор аренды заключили в 2005-м. Всего-то и вопрос — пара тысяч гектаров в дельте Днестра. Ну как не порадеть родному человечку?

Сергей Гриневецкий

Сергей Гриневецкий

Мельниченко: Какое сегодня число?
Сережа: 21.08.2016
Мельниченко: Ты, Перепелица, знаешь, что Глубокий Турунчук находится на территории охотничьего хозяйства общественной организации охотников и рыболовов “21-й век”?
Сережа: Да.
Мельниченко: Ты в курсе дела, что туда заезжать можно только по пропускам?

Касим: Вы говорите, что вы подплыли к нему, лодка перевернута, а тут вы с ним говорите, как будто вы его задержали и допрос проводите.
Мельниченко: Это вам так кажется.
Касим: Вы мне 10 минут назад сказали, что вы вообще просто подплыли к нему, узнали, не нужна ли помощь, и просто уплыли.
Мельниченко: Да. А что я с ним буду делать, скажите, пожалуйста.
Касим: А по видео видно, что вы не просто спросили, а явно сидели, долго общались.
Мельниченко: Я понял.
Касим: Просто ваше видео противоречит вашим словам.
Мельниченко: Послушайте, вы сказали, что вы независимая пресса.
Касим: Да.
Мельниченко: А я вижу, что вы заангажированная пресса, которая хочет сделать скандал.

Может быть Мельниченко действительно хозяин дельты, пусть он и стал им в результате мутной схемы? Но нет.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Когда мы смотрим на кадастровую карту, мы видим, что земля в дельте никак не оформлена. Это было бы очень странно, будь у нее хозяин. Ну, в самом деле, оформи участок как следует, и никаких вопросов, чей он. Но здесь этого нет. И вот почему. Это решение Хозяйственного суда Одесской области — “договор аренды разорвать”, две с половиной тысячи гектаров “вернуть в государственную собственность”.

Григорий МЕЛЬНИЧЕНКО, “егерь-общественник”
Мы делали сегодня рейд, делали объезд территории. Обнаружили там Сережу, одного перевозчика, который вывез там людей, 15 человек, и взял с них деньги. Мы ему сделали замечание — Сережа, забери людей, ты не имеешь права вывозить сюда людей.

Роман Русев: Все это время Сережа не выходил на связь. Следователь очень долго упрашивал Гришу, скажи, где Сережа. Гриша отмазывался очень долго. Он уже рассказал, что “мы его оставили в лимане”. Как он утверждает, Сережу, они сами уже следователю сказали, что оставили его в лимане. С двумя полицейскими мы находились…
Касим: В смысле, “в лимане”? Они его выбросили за борт или что?
Роман Русев: Ну да. Наверное, выбросили за борт.

Сережа — лодочник, парень молодой. Он даже заявление в полицию писать побоялся. Местные говорят, понять его можно. Мельниченко известен вздорным характером.

Роман Русев: Есть вот такие люди, которые мы, являемся извозчиками, работаем, “пугаем их, пусть боятся, они будут нам платить, они просто накидывают сверху свою стоимость и передают нам. Кто не слушается, тому будем стрелять лодки”. Что он собственно и сделал.
Касим: Сколько они денег берут?
Роман Русев: Хотел сто гривен. Сто гривен с человека.

В девяностые годы было такое слово “рэкет”. Так называли “вымогательство, принимающее формы организованной преступности с применением угроз, насилия, взятия заложников”. Сегодня это называется просто “общественная деятельность”, за такое не наказывают.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Сто гривен с каждого рыбака, и плавай на здоровье. Нет — утопим лодку, расстреляем, еще как-нибудь нагадим. Так что, либо государство поставит речного барона на место, либо он сам поставит на колени всех остальных. И тогда привыкайте — придется платить.

29 августа, 2016 21:30