Одесса
10 Co
USD

ПОДЗЕМНОЕ РАБСТВО

Бутовые бароны. Мы показали, как работают нелегальные шахты, и они прислали к нам решалу предложить денег, чтобы мы никогда больше не возвращались к этой теме. Ну уж нет. Как загнать человека в подземное рабство — в нашем новом расследовании.

Касим: Сюда вниз и туда вот наверх, на гору, сейчас выедем по этой дороге. Что-то я уже со счета сбился, сколько здесь этих шахт?
Надюк: Это восьмая.
Касим: Восьмая, да?
Лысый: Они все крупнее и крупнее.
Касим: Вон шахта, видно вход.


Касим: Шахта относительно свежая и явно нелегальная. Почему? Потому что нет ни одной маркшейдерской пометки. Если в шахте идут работы официально, там постоянно работают маркшейдеры, которые проводят топосъемку. В общем, размечают всячески эту шахту, чтобы нанести ее на карту, а здесь ничего подобного нет. То есть рубили просто, грубо говоря, “от фонаря”.

Касим: Вот здесь они закончили работы в 2015 году. Гвоздев: Почему ты так решил? Касим: А вон дата.

Касим: Вот старая шахта, а вот новая. И между ними стеночка в метр. И так работать очень опасно, потому что выбирается огромный пласт камня, и это может рухнуть в любой момент, когда ты здесь работаешь.

Андрей КАРПЕНКО, бывший глава Раздельнянской райадминистрации
Там загинув хлопець, якiй, правда, кажуть, досить давно там працював, і, видно, через якусь необережність… Їх там двоє було, обох завалило. Один вибрався, його витягли, він залишився живий, а другий загинув.

Андрей Карпенко — бывший глава Раздельнянской райадминистрации. Он очень неохотно согласился встретиться с нами, чтобы пообщаться о нелегальных шахтах в районе. Говорит, как раз из-за этих каменоломен приходилось ссориться с райсоветом, а потом райсовет объявил ему о недоверии.

Андрей КАРПЕНКО, бывший глава Раздельнянской райадминистрации
Єдине, що мені весь час казали, що дуже високо там сидять їхні покровителі, дуже високо, і нічого ви не зробите, і не займайтесь. Але ми займалися. Ми займалися, і власне, може тому я вже “колишній” голова РДА.

Недалеко от Светлогорского — трансформатор на пригорке, в жерстве закопан силовой кабель. Вход в шахту закрыт стенкой из свежего бута. Как бы замаскировались. По проводам внутри найти забой совсем несложно.

Ковалева: Судя по всему, еще сегодня работали, да?
Касим: Да. Но все здесь рабочее. Смотри, как пилу кинули неаккуратно. Нельзя так бросать, заржавеет. Работали точно сегодня,  смотри, весь штифт в масле свеженьком. Даже пылью не припорошило.

Горбатиться в душном подземелье по 10-12 часов в сутки. Шахты здесь держат не меньше десятка предпринимателей. Селяне называли нам только две фамилии — Хилковский и Жосан. Именно такие люди и зарабатывают на нелегальных шахтах по-настоящему.

Андрей КАРПЕНКО, бывший глава Раздельнянской райадминистрации
По різним даним, людина, яка працює на кар’єрі, працівник, отримує від 40 копійок до 2,5 гривень за камінь.  Відповідно, камінь продається по 10 гривень. Ну от і рахуйте.

Подъезжаем к еще одной шахте. Здесь никого предупредить не успели, рабочий день в самом разгаре.

Касим: Добрый день!
Рабочий: Добрый день.
Касим: Добываете? Шахта же незаконная? Нелегальная, да?
Рабочий: Да.
Касим: Скажите, сколько вам тут платят?
Рабочий: Копейки.
Касим: Копейки? А реально сколько?
Рабочий: Сорок.
Касим: Что? Сколько?
Рабочий: Сорок.
Касим: Сорок гривен в день?
Рабочий: Копеек.
Касим: Сорок копеек камень?
Надюк: А чья это шахта?
Касим: Жосана или Хилковского?
Рабочий: Хилковского.
Касим: Это Хилковский, да?

Неудобная шахта — тонкий пласт, камней 10. До забоя далеко, с полкилометра. Лампочки на стенах зловеще мерцают. Это значит, камнерезка работает.

Касим: Здрасьте.
Шахтер 1: Оу!
Касим: Добрый день.
Шахтер 2: Здрасьте.
Касим: Работаем?
Шахтер 2: Работаем-працюєм.
Касим: Давно ця шахта працює?
Шахтер 2: Та нє.
Шахтер 2: Місяці півтора.
Касим: А чого така здорова? Неудобно ж тягати аж туди.
Шахтер 1: Ну откуда мы знаем?
Шахтер 2: А шо делать?
Касим: Де сказали, там і пиляєте?
Шахтер 2: Де єсть пилять, там і пиляем.
Шахтер 1: Не снимай!

Still0712_00031

Еще двое шахтеров. Оба местные, когда-то работали в здешнем шахтоуправлении, но оно лет 10 как закрылось. Зарабатывают немного: 1 500-1 800 гривен в месяц.

Шахтер 1: А на сьогоднішній день ото єдінствєнний такий заработок, який єсть. Чи чесать в город за три тищі.
Шахтер 2: Да, ще й на дорогу!
Шахтер 1: Плюс на дорогу викинь, б… Плюс сім’я, б… Ви самі живете в городі, знаєте, які там зарплати. А послє сорока семи год, кому ми там … ти сам понімаєш … нікому на х… не нужні.

Давайте сходим в Егоровку, в местный сельсовет. Артем Хилковский, которого называют хозяином этой шахты, здесь депутат.

Касим: О, на дверях написано “Голова”.
Секретарь: Там нема нікого! Шо, не бачите?
Касим: А де голова?
Секретарь: На виїзді.
Касим: А де її можна знайти? Доброго дня.
Секретарь (по телефону): Ганно Петрівно, тут приїхав Сьомий канал, знімають. Ну приїдьте.

Still0712_00034

Анна КАРАМАН, сельский голова
 А чого нас не попередили, що ви їдете?
Касим: Бо тоді б шахти закрилися.
Караман: А, ви по шахтах?
Касим: Ми знімали там нагорі шахти, які працюють, хотіли б дізнатися, що з цього приводу думають в сільській раді.
Караман: Сільська рада з цього приводу, якщо чесно, вже нічого не думає. Занімається адміністрація, прокуратура — районна, обласна. У нас кругом листи написані….
Касим: І що, ніхто нічого не може вдіяти?
Караман: Ну я нічого не можу сказати більше.


Касим: Цей же Хілковський Артьом, він же ваш депутат, вашої сільради?
Караман: Так.
Касим: Він же один із тих, хто ці кар’єри тримає.
Караман: На нашій території, він не тримає кар’єра.

Как раз сейчас шахтеры пилят камень под землей этого сельсовета.

Still0712_00029

Андрей КАРПЕНКО, бывший глава Раздельнянской райадминистрации
Справа не в тому, щоб заборонити категорично. Навіщо? Давайте легалізуємо, давайте зробимо це офіційно. Давайте, ви будете заробляти. Тим більше, зараз камня з Криму нема, цей камінь піднявся в ціні, він користується попитом. Давайте легалізуємо, це хороший бізнес.

Бутовые бароны не захотели легализовать свой бизнес. Андрей Карпенко больше не глава райадминистрации.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
Даже самый дрянной одесский ракушняк напрямую из шахты уходит по 10 гривен за штуку. Заплати рабочему 40 копеек, продай за десятку. Зачем легализоваться?

11 июля, 2016 21:30