Одесса
28 Co
USD

Въезд запрещен?

 

Кладбища, больницы и госпитали. “Въезд только для спецтранспорта!”. Так написано на воротах, но по факту проехать туда можно всего за пару гривен. Есть и места, куда попасть можно только за сотню. Куда-почем — в сюжете проекта “Нормально”.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент,

— “Проезд запрещен! Въезд по пропускам или для спецмашин!” Объявления с восклицательными знаками и шлагбаумом как бы предупреждают — сюда попасть может не каждый, но это далеко не так.   

Едем к тем, кто уже никуда не спешит. Второе христианское кладбище, въезд запрещен, но можно. Бодрый охранник называет стандартную сумму.

Still0503_00014

Виктор: — Въезд запрещен! Здрасьте! Сколько? Охранник: — Та, двоечка. Охранник: — Спасибо! Виктор: — Спасибо!

Делаем круг почета. Рядом с храмом покоятся уважаемые люди, но на экскурсию времени нет, едем дальше. На Таировском кладбище въезд на погост охраняет безмолвная бабушка. С клиентами объясняется языком жестов.

Виктор: — Сколько въезд? Два рубля? Пожалуйста!

Две гривны — стандартная плата в Одессе, чтобы заехать туда, куда заезжать нельзя. В лечебницах фиксированных цен нет. Вот первая городская больница, в народе Еврейская. Платим двоечку и проезжаем.  

Still0503_00015

Виктор: — Въезд только для спецтранспорта. Охранник: — Добрый день! Виктор: — Добрый день! Нейрохирургия. Охранник: — Я вас понял. Виктор: — Сколько? Охранник: — Сколько можешь, столько даешь.

Виктор: — Тут не один десяток машин стоит. Лысый: — Тут два десятка автомобилей. Виктор: — Больше.

Фиксированной таксы нет и в детской областной больнице на Слободке. Хочешь — платишь, хочешь — нет.

Охранник: — Добрый день! Виктор: — Добрый! Сколько проезд? Охранник: — Ну есть бесплатно, как бы по своему хотению. Стояночка за домом. Виктор: — Я понял, на.

Суммой аж в пять гривен нас удивил сторож десятой городской больницы.

Виктор: — Дедушка, дедушка. Здравствуйте! Сколько въезд?

Охранник: — Пять.

Виктор: — Пять гривен? Даю. Спасибо вам! Вот тут дороже уже.

Still0503_00017

Это территория больницы, но по обилию машин больше похожа на парковку в центре. Едем дальше.

Самый дорогой въезд в военный госпиталь — просят 15 гривен. Машина за машиной, и за пару минут охранник обилечивает автолюбителей на сотню гривен. Отдел “НОРМАЛЬНО” решил выяснить, почему так дорого?

Лысый: — Ну что? Поехали! Охранник: — Добрый день! Виктор: — Добрый!

Охранник далек от вопросов ценообразования, за ответами он отправляет нас в финансовый отдел госпиталя.

Лысый: — Финансовый отдел где у вас? Не подскажете? Наверху.

Поднимаемся на второй этаж. Ни начальника финотдела, ни его зама на месте нет, кабинеты закрыты. Люди в погонах на вопросы отвечать не хотят.

Still0503_00018

 

Лысый: — Вопрос у нас один только: военная организация, чек 15 гривен нефискальный при въезде дают. Почему такая цена, и почему это не фискальный чек? И недействительный чек? Кто на эти вопросы может ответить?

Полковник: — Ребята, вы вначале получите разрешение на съемку.

Лысый: — Нет, мы хотим ответы на свои вопросы получить.

Полковник уходит, появляется подполковник. Он тоже не представляется и почему-то просит разрешение на съемку и просит покинуть территорию госпиталя. Но мы настойчивы.

Подполковник: — Вы выйдите вначале за территорию и обратитесь как положено и все. А то вы забегаете и начинаете свое расследование.

Лысый: — Мы просто задаем вопрос.

Подполковник: — Но я не компетентен. Есть наказ. Выключите камеру. Лысый: — Ничего он выключать не будет.

Подполковник: — У вас есть разрешение на съемку?

Лысый: — Меня зовут Евгений Лысый, а вы кто?

Подполковник: — В Министерство обороны обращайтесь. Пожалуйста, в Министерство обороны обращайтесь.

Still0503_00020

Через пять минут появляется мужчина в гражданском. Денис Глебович пришел объяснить, как появился платный въезд, и почему он такой дорогой.

— Госпиталь является объектом хозяйственной деятельности. Он попал в перечень совминовский, разрешение есть, и один из пунктов — обслуживание транспорта, который заезжает сюда, и эта цена поднималась по стране, так и тут. Было в начале три рубля, потом пять гривень, потом 10. Сейчас 15 гривен. Это не мы выдумали, мы эти деньги не берем себе. Вы знаете? Мы на спецфонд собираем, и все высылается в Киев. Возвращается на асфальт, на цветы, на бордюры и на зарплату этим самым охранникам.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент

— В общем, на цветочки и бордюры все уходит. Так как чек нефискальный, учет средств никак не контролируется. Проверить, куда уходит денежный поток невозможно. Деньги могут идти, хоть в карман охраннику, хоть начальнику на новый телефон. Нормальная такая коррупционная схема.

Still0503_00022

Святая святых одесских велосипедистов — Трасса Здоровья. Сюда заезжать нельзя вообще никому, даже теоретически. Только спецтехнике! А вот и нет. Еще сто гривен, и мы заезжаем на Трассу здоровья. Удивленные глаза велосипедистов и пешеходов: от Отрады мы едем в Аркадию.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент

— Сюда никого не должны пускать, только спецтранспорт. Это скорая помощь, пожарные, спасатели, возможно. Полиция, ясное дело. Вот видим, люди гуляют, велосипедисты ездят, а мы себе едем.

10 минут, и мы доезжаем до Аркадии, но выехать через парковку у нас не получилось. Разворачиваемся и едем обратно.

Евгений ЛЫСЫЙ, специальный корреспондент

— От 2 до 100 гривен — и вы можете проехать туда, куда проезд под запретом. Деньги уходят в карман руководству всех этих постов охраны и шлагбаумов. Так что, если вы видите запрещающую надпись, не верьте глазам своим. Вопрос только в цене.

Still0503_00023

2 мая, 2016 22:05