Одесса
15 Co
USD

Лесники-энтузиасты

Зарплата лесника — около двух тысяч гривен, но эти ребята живут вовсе не на зарплату. Ведь у них есть лес. Отделу расследований на Седьмом повезло — обиженный на свое бывшее руководство лесник решил рассказать журналистам всю правду о том, как работают лесхозы. Итак, как украсть лес — в нашем расследовании.

Still0531_00019

Сегодня мы едем на север, в Кодыму, путь неблизкий. Самый отдаленный район Одесской области в трехстах километрах от города. Наш информатор ждет нас неподалеку от села Стрымба на обочине дороги. Это Борис Макогонюк, он хочет показать, как воруют лес. Вместе с ним на месте лесники и милиция, только что вернулись с осмотра.

Касим: — Так що, іде рубка? Лесник: — А рубка там, де вони повезли, там рубка закрита, там у нас є всі документи на це всьо. У нас всьо є. Касим: — Тоді ми спершу туди з’їздимо… Лесник: — Нє, ну треба було дозвіл якийсь. Касим: — Ні, ніякого дозволу мені не треба, я журналіст, я виконую свою роботу.

Still0531_00018

Ну что же, давайте посмотрим на эту вырубку “со всеми документами”. Лесники ехать с нами не хотят. Борис Леонтьевич сходу начинает делиться своими обидами, подставили, мол, на чужой вырубке и выгнали.

Макогонюк: — Хлопці, тридцять п’ять років пропрацював майстром лісу. Ні доган, нігде нічого не було. Чуєте, самий старший в лісхозі, тому що поувольняли всіх, довго люди не тримаються, кримінальне сообщество. Прийшли нові і начали… Мене взяли в оборот і уволили.

И вот мы на месте. Это территория Кодымского лесхоза — Будеевское лесничество, третий обход. Для начала оценим ситуацию с воздуха.

Still0531_00022

Совсем небольшой лесок на окраине села. Одесская область вообще лесами небогата. С воздуха все выглядит прилично. Есть проблемная залысина, но это не вырубка, просто неудачно высадили молодые деревья. Что же тут незаконного? Все проясняется, когда мы попадаем в сам лес — пенек на пеньке.

Макогонюк: — Немає клєйма. Немає клєйма. Це як печать — “розрішається рубати”. Його немає. Це самовільно взяв, гахнув, вибрав, которе лучше.

Лесникам положено время от времени проводить санитарную рубку деревьев. Лес нужно регулярно чистить от сухостоя и больных растений.

Макогонюк: — Це вже наглость вищої стєпєні! Отак, зрізати свіже, даже верх не розробили. Макогонюк: — Вони даже в цьому уже не нуждаються. Ну нашо воно йому нужно, гахнув і всьо. Касим: — Тобто взяли тільки оцей прямий ствол? Да, взяв, а це ото кинув і хай лежить. Касим: — Тобто беруть тільки те, що нормально йде на продаж, те, що дороге? Макогонюк: — Ну да. Ну вони вже не нуждаються у дровах. Триста п’ятдесят гривень для них це вже не гроші.

Still0531_00025

Таких пней тут сотни. Сухостой никто не трогал, вот он. Срезали самые толстые и самые дорогие дубы, отличные здоровые деревья, им было по пятьдесят-шестьдесят лет. Повсюду валяются брошенные верхушки деревьев. Забирают только самую ценную часть — сплошной ствол, это “деловая древесина”, она идет в продажу. Похоже Борис Леонтьевич прав, здесь явно что-то не так. Еще раз: каждый пень без клейма — украденное дерево.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Если дерево спилили законно, это всегда сразу видно, его отмечают специальными клеймами — вот здесь, в самом низу, на стволе, а потом уже на спиле, чтобы было видно, кто и когда срезал это дерево.  А сейчас я покажу, как выглядит нелегальная рубка. Вот здесь, совсем рядом, стояло еще одно отличное дерево, около пятидесяти сантиметров в диаметре, а то и больше. Основная часть его должна была стоить около десяти тысяч гривен. Здесь нет ни одного клейма, ничего. Это дерево просто украли.

Борис МАКОГОНЮК, бывший лесник
— Всьо починається з голови. В перву очередь грає роль тут дірєктор лісгоспу. Значить, вісім місяців я пролежав в больниці, він тут мутив, він поставив своєї жінки брата на моє місце.

Still0531_00027

Касим: — Ну добре, дивіться — ваш з ним особистий конфлікт, то таке діло… Ваше з ним особисте діло. А що не так з лісом? Макогонюк: — Да, да. Значить, дивіться… Як то кажуть, з жиру бісяться. Ви ж бачили, які діаметри. Там забрав, а то, кому воно нужне. Касим:  — Скільки зараз у лісництві цьому Кодимському отак рубають дерев? Макогонюк: — Кругом. Повально! Усі, усі рубають!

Один участок — еще не показатель. Из села Стрымба едем в Сербы. Здесь не заморачивались с имитацией законности, просто вырубили полгектара.

Макогонюк: — Десь осінню різалося в прошлому році. Но тут вопше нічого ніема, ні клеймів, нічого… Повальне унічтоженіє йде, і всьо!

Still0531_00029

Может быть, это дело рук каких-то подлых бандитов, а вовсе не лесников? Маловероятно. Если в лесу произошла незаконная рубка, лесник обязан доложить о ней в течение трех дней. Здесь лесник молчал полгода, местная полиция узнала обо всем только в мае и сразу открыла уголовное производство. Хотя как ты теперь докажешь вину лесорубов? Гарантированный висяк.

Похоже, пришло время пообщаться с директором лесхоза. Едем назад в Кодыму. И вот он, лесхоз, его начальник Игорь Дмуховский. В приемной открыто, но самого руководителя на месте нет.

Касим: (стучит в дверь) Макогонюк: — Немає.

Касим: — Ну таке діло — час неробочий. Зараз до нього додому поїдем.

У дома Игоря Дмуховского в Слободке нам тоже не везет. Льет ливень, общаться не хотят.

Still0531_00030

Раз директор лесхоза не хочет ничего объяснять, потребуем объяснений у его руководства. Через два дня в Одессе мы попадаем к заместителю начальника областного лесхоза Александру Скрипнику. Первым делом показываем видео из Кодымы — вот рубка, вот вырубка.

Still0531_00031

Александр СКРИПНИК, замначальника областного лесхоза
— Ну по-перше, що (поперхнувся) — вибачте, що я бачу по цим фотографіям — там самі пеньки були старі минулорічні, а потім їх взяли і підрізали. То єсть це навмисно прийшли на ділянку, понизили ці пеньки для того, щоб показати, що там…

Ответ обескураживает. Обиженный лесник подставил коллег? Но нет, это невозможно. В том лесу в Стрымбе были не только свежие неклейменые пни, некоторым год, некоторым полгода. Это не подстава, это глупость воров, которые даже не пытались заметать следы.

Still0531_00023

 

 

Борис МАКОГОНЮК, бывший лесник
— Оце глупі люди це зробили. Це ледацюги, которі вопше нічого не понімають. А которі трошки розумніші, ті клєйма б’ють. Вони з клеймами сплять. Раньше клєйма були недоступні, а зараз клейма постійно в каждого.

Чего уж там, клейма, даже сплошная вырубка областной лесхоз не волнует. Показываем видео с коптера. Не наша, говорят, территория.

Касим: — Вот, видите? Вот это вот место вырубленное. Скрипник: — Це може бути, звичайно, дорога під ліс. Зараз навіть не видно. У нас під ліс іде канава. У нас всі ліси огороджені. То єсть з одного боку так, як у вас знімок показував, скоріше всього, що то ліс-самосів, який просто виріс, і це не на території нашого лісу. І таке може бути.

Still0531_00035

Позже удалось уточнить, это действительно территория лесничества. Даже фамилия лесника известна. Почему вдруг руководству закрывать глаза на его художества? Все просто: с весны почти все лесники сидят без зарплаты, Верховная Рада неудачно сверстала госбюджет.

Скрипник: — Лісове господарство не фінансується, і це проблема, яка зараз є. У нас люди не отримують зарплату на підприємствах, це більше 700 чоловік працюючих. Можете собі уявити, в яких умовах? На ентузіазмі працюють!

Лесники-энузиасты в Стрымбе срезали все самые старые дубы в лесу. В Сербах — вырезали целую просеку. Платить им нечем, пусть воруют?

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент
— Леса в Одессе мало, а нужен он всем. Всегда найдется кто-то, кто захочет его украсть. Но если лес воруют те, кто должен его охранять, это ненормально. Лесники-энтузиасты не знают меры, и этому нет оправданий.

Still0531_00036

30 мая, 2016 21:39