Дальнобойщики и дороги

Они разбили дороги, по которым вы ездите, и хотят делать это дальше. Запуск одного-единственного пункта весового контроля в Одессе привел к массовым беспорядкам. Что скрывалось за протестами дальнобойщиков на Киевской трассе — в нашем расследовании.

Так выглядит прорыв грузовиков на несколько десятков тысяч евро. На вторые сутки после того, как на Киевской трассе заработал терминал весового контроля, ночью перегруженные фуры пошли на прорыв.

Still0517_00000

Касим: Сегодня в 4 утра колонна фур здесь пролетела на большой скорости. Было такое?

Александр Гринюк, замдиректора департамента “Укртрансбезопасности”:Было.

Касим: А как это было? Они что, прорвались что-ли?

Александр Гринюк:Да. Выключили свет на патрульной. Заблокировали пустой фурой ваговой комплекс. Тут заблокировали инспекторов, которые стояли, останавливали легковые автомобили. Сотрудники милиции не отреагировали на все это. И они левой полосой на большой скорости, все зерновозы, прошли туда.

Still0517_00002

Прорыв большегрузов устроила общественная организация “Дорожный контроль”. С дальнобойщиков собрали по 500 гривен и организовали колонну мимо весов.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент

— Взвешивать грузовики — это важно. Очень важно. Это самое важное, что нужно сделать, если вы хотите нормальных дорог. Разрешенная максимальная масса для большинства дорог в Украине — 24 тонны. Одна-единственная фура на 60 тонн в любое время года уничтожает любую дорогу, по которой она проедет. Асфальт идет волной, на этих волнах подскакивают другие грузовики, а дальше — ямы в полколеса, трещины и трасса Одесса-Рени во всей красе.

Still0517_00004

Раньше как было — дал 200 гривен взятки на весовом пункте и поехал дальше, а в 2014 году контроль грузовиков совсем отменили. Говорили, временно, оказалось — почти на два года. Дороги и так были не самые лучшие, а теперь их просто не осталось: разбиты даже относительно новые трассы, например, Одесса-Николаев. С первого апреля заработала новая госструктура — “Укртрансбезопасность”. Весы для большегрузов заработали на дорогах во все порты. Пункт весового контроля на Киевской трассе запустили 11 мая.

Решать вопросы водителям-неудачникам с первых дней пытается помочь вот этот добрый гражданин. Он сыграет очень важную роль в дальнейших событиях. Пока просто запомните его лицо.

Still0517_00003

Решала: — Я остановился, смотрю: чиновников очень много, его окружили. Он пожелтел. Вот-вот потеряет сознание. Касим: — А вы вышли поддержать?.. Решала: — Я просто остановился поддержать. Касим: — Вы из Киева в Одессу едете? Решала: — Я здесь был недалеко. Касим: — Вы здесь живете? Решала: — Да, недалеко. Касим: — Где? Решала: — В Беляевке.

Так начиналось противостояние на Киевской трассе. Штрафы за перегруз могут достигать нескольких тысяч евро. Они высчитываются индивидуально: все зависит от веса и маршрута. Дальнобойщики предлагали взятки — не сработало, им выписывали чеки на 500, 600, 3 тысячи евро. Кто-то пошел на прорыв, другие — бросились искать объездные пути.

Still0517_00001

На третий день взвыли жители окрестных сел. Пятница, едем в Палиево, там местные жители перекрыли дорогу фурам. Толпа взволнованных селян на перекрестке в центре села, неподалеку — понурые дальнобойщики.

Житель Палиево: — Вони так поразбивали дороги. Жительница Палиево: Ви самі їхали — бачили. Ето же ж ужас якийсь. Касим: — Вони постійно їздять? Местные жители: — Третьи сутки. Касим: — Сколько машин в день? Жительница Палиево: — Полчаса — 20 машин.

Still0517_00005

Людей можно понять — дорогу в село они построили за собственные деньги. Терпеть не стали, в Палиево дальнобойщики застряли безнадежно.

Касим: — Ребята, а честно, сколько у вас перегруз? Дальнобойщик 1: — У мене тридцять тон грузу. Десять. Касим: — А вы сами себе навешиваете этот перегруз? Дальнобойщик 2: — Если мы не возьмем этот перегруз, мы ничего не заработаем.

Still0517_00006

Водители с перевесом умоляют селян разрешить им проехать через село, мимо весового пункта. Ну последний разочек. Но те непреклонны.

Андрей ШАРАНДАК, сельский голова

— Перевес нельзя допускать. Он гробит дороги. И они это сами прекрасно знают.

Still0517_00007

Наступает ночь — просыпается мафия. На пункте весового контроля ждут новых прорывов. Полиция топчется в сторонке, но инспекторам “Укртрансбезопасности” прислали усиление. Сегодня тут настоящая сборная солянка из одесских общественников: пара бойцов одной из “Самооборон”, немножко “Автомайдана”, общественная организация “Обериг”. Некоторые дальнобойщики все еще пытаются прорваться, им не дают.

Still0517_00008

Водитель: — А хто це дверку мені буде ремонтувати? Хто це буде ремонтувати, що ви вскочили, поламали мені дверку?

Инспектор “Укртрансбезопасности”: — Ваша машина закрывается! Водитель: — Чем? Инспектор “Укртрансбезопасности”: — Руками! Как обычно!

Инспектор “Укртрансбезопасности”: — Закрывайте, закрывайте!

Still0517_00009

Это Вася из Хмельницкого. Сегодня ему выпишут штраф на сто евро. И то, штраф он получил по глупости: кузов с перевесом, а прицеп пустой. Распредели груз по уму, все обошлось бы.

Вася: — А чого ти мене знімаєш? Яке ти маєш право мене знімати? Оператор: — Повне право маю.

В это же время, в паре километров отсюда, в Палиево мужики тоже не спят. Решили не пускать фуры ни за что и никак. Дорогу переложили бетонными столбами, легковушка проедет, грузовик — нет. У костра — ночное дежурство.

Still0517_00011

По несколько человек. Примерно по четыре часа. Там будет видно.

На весовом пункте проверяли всех. Отпускали только пустых или тех, кто уже взвесился на таможне. Остальных — на весы. Но три фуры все же прорвались.

Общественник: — Эй! Стой! Что за дела!?

Still0517_00012

Следующее утро. Они меняют методику. Примерно в 8 утра четыре грузовика блокируют все полосы Киевской трассы. Фура “Транссервиса-1” перекрывает въезд на весы. Общественники снимаются с постов. Начинается блокада. Толпой управляют несколько “юристов” из Николаева. Они представляют интересы одного из перевозчиков.

Николаевский юрист: — Я могу вам не остановиться, правильно? Могу не остановиться? Что мне за это будет? Вы слышали всё?

Час, другой, третий, пятый. Разговоры, споры, ругань. Пробка растянулась уже на километры. Водители знают, что у них перевес, взвешиваться не хотят — не будем, и все! Полиция организует для легковых объезд по встречной полосе. На весовом терминале к пяти часам ждут начальства из Киева. Но к пяти приезжает только начальник областной полиции Гиорги Лорткипанидзе.

Still0517_00015

Николаевский юрист 2: — Полиция не имеет права сегодня останавливать транспортные с… Лорткипанидзе: — Кто вы? Николаевский юрист 2: — Анатолий Григорьевич. Я — представитель перевозчика, мы просто приехали с людьми пообщаться сюда. Лорткипанидзе: — Полиция не может останавливать, да? Николаевский юрист 2: — Да. Лорткипанидзе: — А это можно устраивать, что стоят машины? Николаевский юрист 2: — Я приехал сюда пообщаться с людьми, это не моя инициатива. Лорткипанидзе: — Ну. А зачем тогда объясняешь, если это не твоя инициатива?

Николаевский юрист 2: — Уважаемые водители! Давайте послушайте и поднимите руки. Скажите, на этом весовом комплексе брали постоянно взятки? Поднимите руки — да или нет? Все: — Даааа! Инспектор “Укртрансбезопасности”: — Три дня работает весовой комплекс здесь! Кто слышал, чтобы за эти три дня брали здесь деньги? Голос из толпы: — Да кто мог за эти три дня сюда приехать!

Still0517_00017

Еще два часа бесплодных споров. Все орут друг на друга, никто ничего не может решить. Солнце клонится к закату. Наконец на пост приезжает сам начальник ”Укртрансбезопасности” Михаил Ноняк.

Водитель: — Нужно какой-то коридор организовать. Три-четыре дня. Минимум! Чтоб люди вернулись домой! Если он в следующий раз едет — да, понятно.

Ноняк: — Ті автомобілі, які зараз тут не перегружені, а ви прекрасно знаєте, в кожного скільки там знаходиться вантажу. Той може їхати. В кого є перегруз, зараз будем думати — з вами спілкуваться для рішення — чи підганяйте машини, перегружайте, а ні — тоді будуть штрафи.

Still0517_00018

Николаевские юристы” снова тут как тут. Разговор заходит в тупик. Водители не хотят разблокировать трассу. Чиновники не хотят их отпускать. Журналисты и полиция наблюдают. Переговорщики уединяются в помещении весового комплекса. Ничего не выходит. На двенадцатый час блокады водителям дают команду полностью перекрыть трассу.

“Неравнодушный гражданин” 1: — Перекрываем трассу, все! “Неравнодушный гражданин” 2: — Полностью все! Полное перекрытие! Полное!

Still0517_00019

Дальнобойщики за день тоже умаялись. Перекрыть дорогу надолго сил не хватает. Полиция аккуратно оттесняет их с перехода.

Выручка в местном баре все растет и растет. К полуночи половина водителей изрядно пьяны. Трасса заблокирована уже 17 часов. На место приезжают новые общественники. На этот раз — Марк Гордиенко из “РГБ” и Евгений Резвушкин из “Автомайдана”.

Гордиенко: — Вы кто такие, я вообще не понял? Подвыпивший водитель: — Мы? Мы — люди! Гордиенко: — Я понимаю, что люди. Кто вы такие? Водитель: — Кто ты такой?

В итоге лишь агрессивные переговоры с угрозой применения грубой физической силы смогли переломить ситуацию. Глубокой ночью в отсутствие “николаевских юристов”, водители согласились разблокировать дорогу хотя бы для тех своих коллег, которые готовы проехать на весы.

К утру блокады не стало. Как оказалось, всем управляла совсем небольшая группа людей, вот они.

Still0517_00025

Still0517_00026

Двое “юристов” из Николаева. И двое решал, которые представлялись просто “неравнодушными гражданами”. Без них из 500 фур осталось 100. Да и тем в воскресенье днем пришлось полностью согласиться на условия “Укртрансбезопасности” — подогнали дополнительные грузовики, сняли лишний груз и пошли на весы, как все.

Вячеслав КАСИМ, специальный корреспондент

— Прорывы, блокада, массовые беспорядки, провокации — всего за неделю работы этот пункт весового контроля испытал на себе весь арсенал “решалова” по-украински. Пока выстоял и работает. Большегрузам не дали раздалбывать одесские дороги. Но надолго ли?

Still0517_00029

16 мая, 2016 21:35