Одесса
13 Co
USD

Браконьеры в нацпарке

Браконьеры большие и маленькие промышляют во всех национальных парках. Охотятся, рыбачат, захватывают землю. Борьба за «Тузловские лиманы» или расследование, после которого вы пару месяцев не захотите есть рыбу.

Браконьер: Конкретно идет захват. Нам придется делать Луганск-Донецк.

Still0517_00030

Это уникальное видео – сходка возмущенных браконьеров в Татарбунарах. Все эти мужики привыкли годами воровать рыбу в лимане в производственных масштабах. Даешь откат от улова “смотрящему”, всего и делов. Ирина Выхрыстюк борется за сохранность парка много лет. Всего год как она и. о. замдиректора «Тузловских лиманов». Местные ее ненавидят.

Still0517_00031

— Обізвали біологічними відходами. Вихристючка з нами вообще не считається і считає, що ми — бидло.

А ведь как вольготно было в 2010 – территория только получила статус нацпарка. Руководство шло в комплекте к угодьям.

Ирина ВЫХРЫСТЮК, и. о. замдиректора

— Був на посаду призначена особа, яка в період створення чинила найбільший спротив. Це був депутат Татарбунарської районної адміністрації Ігор Вторенко.

Still0517_00034

Зачем депутату все эти редкие птицы и краснокнижные рыбы, спросите вы. Нацпарк давно был раздерибанен.

Ирина ВЫХРЫСТЮК, и.о. зам директора

— По своїй попередній професії людина займалася — він ловив рибу. І відповідно він перетворив ці обєкти фактично як на свої такі містячкові басейни, де можна виловлювати рибу.

Ситуация кардинально изменилась в 2015-м. Впервые в истории Татарбунар заповедник возглавили настоящие природоведы. Иван Русев – доктор биологических наук. Работает на износ. Едем в рейд по побережью. Сельские мужики разматывают сети. Сейчас в лимане рыбы очень много.

Still0517_00033

Иван РУСЕВ, и. о. директора парка

— Здесь сейчас ловится бычок, ферина, глосса.

Вот и первая заповедная точка. Лодки на рейде, сети примотаны к корме.

Иван РУСЕВ, и. о. директора парка

— Вот очень много таких ловушек стоит по периметру. Их сотня, а может быть и до тысячи найдется, если весь водоем объехать. Это огромная проблема. Сейчас тот сезон, когда нельзя ловить. Это сезон тишины.

Still0517_00037

Сезон тишины уважают все добросовестные рыбаки. Рыба пошла на нерест. Юра ловит в море. Если рыба в лимане не вырастет, морской промысел станет бесполезным.

Юрий РЕДУТА, ловит рыбу в море

— Браконьеры всегда были, есть и будут. Как вы с ними боретесь? Делаем замечания. И все? Все. А как я с ними еще могу бороться. Ну не знаю, сети снимать. Сети снимать я не имею права.

Still0517_00039

Отдел «Нормально» снимать сети имеет право: в мае рыбная ловля запрещена совершенно и абсолютно.  Вот первый “вентерь”, так называют эти ловушки. Вытаскиваем на берег, полосуем и осматриваем. Пустой. Рыбу забрали совсем недавно.

Иван РУСЕВ, и.о. директора парка

— Этот “вентерь” может ловить до 50-70 килограмм рыбы.

Проезжаем еще пару километров. Вот сразу несколько водных силков. Пока мы осматриваем “вентеря”, Иван Русев печально бродит вдоль лимана и что-то бережно собирает. Через несколько минут его ладони полны трупиками травяных крабиков. Совсем маленьких. Браконьеры оставили их умирать,  панцири разбросаны повсюду.

Still0517_00042

— Популяция их только недавно начала восстанавливаться, поэтому очень плохо, что они в это запретное время попадаются и погибают в эти ловушки. В эти “вентеря”.

Мужики на мотоциклах заприметили нашу съемочную группу, но подойти постеснялись.

— Это вот браконьерчик один.

Still0517_00043

Двигаемся в сторону Румынского маяка. Здесь вентерей еще больше. Снова срезаем сеть. Рыба задыхаясь трепещется в неволе.

— О-о-о, сколько мелкой. Там и глосса есть.

Эту сеть поставили совсем недавно. Директор национального парка очень торопится – потомство должно выжить.

— Отпускаем всю эту рыбу. Я лучше сейчас отвяжу. Славик, вот здесь веревку отрежь. Я распутываю. Вот так. Это камбала глосса, да.

Still0517_00046

Это мелкая глоська. Она должна вырастать примерно такого размера. Бывает еще мельче. И они все это забирают.

Полосуем сеть дальше. Это все вам знакомые рачки. Они у браконьеров тоже в разряде смертников.

— Креветка. Травяная креветка. Характерный вид для нашего национального парка. Эта креветка везде на Привозе продается. Вот браконьерским методом ее ловят.

А вот та блестящая мелочь – это мальки феринки. Ее берут на битки или просто похрустеть. На самом деле эта рыбка называется атерина, и нормальная взрослая особь, которую можно вылавливать, в длину от 13 до 17 сантиметров. Рыбьи дети не могут закричать.

Still0517_00047

Иван Русев с суровым лицом оттягивает сеть подальше от берега. Ее нужно описать, задокументировать. Раньше все было по-другому.

Ирина ВЫХРЫСТЮК, и. о. зам директора

— Ось ми прийшли і виявилось, що цей парк — єдиний в Україні, який мав ліцензію на вилов риби чомусь в Дністрі. Човен, який придбала держава, щоб служба державної охорони охоронний режим перевіряла на лиманах тузлівської групи, але цей човен тривалий період був взагалі на Дністрі.

Мы едем на границу нацпарка. В камышах стоит автомобиль. Хозяина нет. Кто-то самовольно вышел на незаконный промысел. Дежурим у причала. Лодка лихо выходит из камышей. Начинается настоящий детектив. Это известный местный браконьер Петр Гарбуров. Хозяйничает в нацпарке давно. При облавах прикидывается дурачком и рассказывает нелепые истории.

Still0517_00048

— Двадцать девятого ноль четвертого, что он сегодня здесь делает? Я тебе сказал. Я выходил с восьмого причала, через Катранку, в море у меня сломался мотор, сломалась уключина, я зашел через прорву последний день, когда она работала. Твоя, б… всем. Прорва работала. Я зашел сюда. Отсюда выйти невозможно.

Чтоб было понятнее, восстановим хронологию. 29 апреля браконьер вышел в море, потом у него лодка поломалась, и он до 11 мая греб на территорию нацпарка. Феерическая сказка. Русев ловит его не впервые. Вот на злосчастной лодке нашелся телефон, отобранный во время последнего конфликта.

Русев: — Она была в вашей лодке. (в телефон) — А что? Михайловна, твой телефон нашелся.

Браконьер  Горбуров: — Он плавал в водичке. А кофточка вот здесь лежит. Синяя, да?

Still0517_00049

Синяя “Нива” – единственный наземный транспорт для отлова браконьеров в нацпарке. Виталик и Артем – инспекторы. Выносят из вагончика мешок за мешком. В каждом сети. Браконьер Горбуров сетует.

— Вот в прошлом году парка здесь не было, не было таких претензий.

Спрашиваем напрямую – кто осмелился в период тишины хозяйничать в нацпарке?

Ковалева: — Говорят, не первый раз у вас здесь такое? Браконьер Горбуров: — А почему меня ловят? Я что, где-то прячусь? Я ни от кого не прячусь. Кто меня здесь ловит? Русев: — Это ваше имущество? Браконьер Горбуров: — Я его не прячу. Это мое имущество. Мне никак их забрать.

Still0517_00051

Опасная работа – возглавлять национальный парк. На команду Русева нападают частенько. Бывший начальник Татарбунарской милиции, а ныне председатель Татарбунарского общества охотников и рыболовов, Владимир Друговин с приятелем на “Тойоте Прадо” решили дичь пострелять. Не вышло.

Все браконьеры из нашего сюжета были на сельском “сходняке”. Их претензии приехали выслушать сразу два нардепа – Виталий Барвиненко и Антон Киссе. Непорядок, рыбу в нерест ловить нельзя. Подготовили хитрый план.

Барвиненко: — Витя, вы у министерствах. Дивіться, ми тут цей вопрос не рішимо, за цим є Міністерство екології. В п’ятницю в 12 часов обираєте 5 душ.

А потом попытались узаконить браконьеров через команду губернатора.

Still0517_00050

Киссе: — На сессии областного совета наши там внесут временные превышения полномочий депутата. И наши проголосуют, и ваши, я думаю, поддержат. И ваши два вопроса, на которые я не смог ответить.

Договорняк не прошел. Киссе и Барвиненко уехали порожняком. И только команда нацпарка по-прежнему стережет границы. “Вентерь” с рыбой приехал проверить хозяин – браконьер Витя. Инспекторы как раз составляли протокол.

Браконьер Виктор: — Вы что, ее из воды достали? Русев: — Да, из воды достали. Браконьер Виктор: — Да я на неї поссяв.

Женщина: — Витя, Витя, дитина. Малий, та ти шо?.. Та ти шо! Браконьер Виктор: — Ти мене вже за…, п… . Іди на х…, п… вонючий. Русев: — Ты будешь сидеть, парень.

Мария КОВАЛЕВА, специальный корреспондент

— Борьба за парк будет длиться и дальше. Но каждый раз, покупая свежую рыбку на рынке с апреля по июль, помните, эти маленькие косточки застрянут у вас в горле. Глоська, феринка и креветки пришли на нерест. И эти виды под угрозой исчезновения.

Still0517_00052

16 мая, 2016 21:30